?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Русскоязычные страницы движения Ларуша Previous Previous Next Next
Майкл Макфол и его оксфордские хозяева (III) - rachel_douglas
rachel_douglas
rachel_douglas
Майкл Макфол и его оксфордские хозяева (III)

Либеральный интервенционизм Майкла Макфола и его оксфордских хозяев (III)

Рейчел Дуглас

 22 января 2012 года

(Окончание. Начало статьи в следующих постах.)


 Пособие Джина Шарпа

На сайте оксфордского проекта CR&PP рекомендуется несколько «избранных сайтов по ненасильственному сопротивлению», включая британский openDemocracy.net и Международный центр ненасильственного конфликта (International Center on Nonviolent Conflict (ICNC) в Вашингтоне. Возглавляет короткий список Институт Альберта Эйнштейна (Albert Einstein Institution (AEI), расположенный в Восточном Бостоне в Массачусетсе. Его основатель и научный руководитель Джин Шарп выступал с докладом «Политика ненасильственных действий и распространение идей гражданского сопротивления» на конференции CR&PP в Оксфорде в другой секции, где также председательствовал Робертс. Шарп (род. 1928) принадлежит к тому оксфордскому истеблишменту, что и Макфол, но поколением ранее.


            После событий в Украине в 2004-2005 гг. и публикаций в EIR[14] и других источниках, имя Джина Шарпа вошло в российский обиход как синоним «цветных революций». Владислав Сурков, незадолго до ухода из Кремля в декабре 2011 года, упомянул Шарпа в интервью Известиям в связи с демонстрациями в Москве. Он сказал буквально следующее: «Что есть желающие конвертировать протест в цветную революцию — это точно. Они действуют буквально по книжкам Шарпа и новейшим революционным методикам. Настолько буквально, что даже скучно». Во время недавних шумных дебатов на российском государственном канале в программе «Исторический процесс» о том, не приведут ли уличные акции в Москве к повторению февральской революции 1917 года (свержению самодержавия), один из ведущих, Сергей Кургинян, демонстрировал фото Шарпа в его кабинете дома, и снимки Макфола.  

          Сценарные сборники, о которых идет речь, это трехтомник «Политика ненасильственных действий» (1973), написанный на основе его оксфордской докторской диссертации, а также «От диктатуры к демократии: концептуальные основы освобождения» (1993). Эти книги переведены на более сорока языков. Шарп разложил методики «политического вызывающего поведения» на 198 тактик, включая бойкот и символизм, использование символических цветов, протестные раздевания, символическое зажигание огней, использование красок, грубые жесты, и т. д. Рекомендации Шарпа включают продуманные политические операции, например, на площади Тахрир в Каире один из демонстрантов сказал: «Одной из главных наших целей была идея, предложенная Шарпом — определить фундамент опоры режима. Если удастся установить контакт с армией, главной опорой Мубарака, и перетянуть их на нашу сторону, мы знали, что режим быстро рухнет»
[15].

Как и его оксфордские друзья, Шарп цинично сваливает в кучу действительно героическую борьбу, например, Махатмы Ганди против британского владычества в Индии, или Мартина Лютера Кинга, ведшего борьбу за гражданские права в США, с движениями, слепленными англичанами и направленными против конкретных лидеров с использованием методик Шарпа при поддержке Сороса и/или Национального фонда поддержки демократии. Шарп их не различает, для него это движения против «различных диктатур». Вместо сильных метафор Ганди, таких как домотканая одежда и прялки (символизировавшие настоящую экономическую независимость от Великобритании, а также простоту в повседневной жизни), используются произвольные цвета, выбранные по рецептам рекламы — «заразительный маркетинг».

Институт Альберта Эйнштейна — хотя Шарп и заявляет, что это скромное начинание, которым занимается два человека в подвальном этаже его дома, — опять же, по его собственным словам, получал мощное финансирование от Национального фонда поддержки демократии и отделения этого фонда — Международного республиканского института, а также фонда Форда. Институт Открытого общества Сороса выделял гранты на перевод пособия Шарпа на различные языки. Международный республиканский институт финансировал учебные курсы, проводившиеся Институтом Альберта Эйнштейна в начале 2000 года в Венгрии для активистов Отпора — сербской организации, возглавившей свержение президента Милошевича позднее в том же году. Чиновники Национального фонда поддержки демократии признали щедрое финансирование Отпора, чьи активисты позднее командировались в Грузию, Украину, и другие страны.

Методы Шарпа использовались в ходе многих революций. Сам Шарп хвастал в интервью The Progressive в 2006 году, что был на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, и встречался там с демократическими активистами за «три или четыре дня до подавления выступлений», а книгу From Dictatorship to Democracy («От диктатуры к демократии») он написал по просьбе бирманских эмигрантов после поездки в Мьянма (Бирма) в 1992 году. В стране оп побывал тайно.

Штампы цветных революций по одним лекалам сейчас используются в России, хотя очевидно, это не единственный фронт атаки на Путина, на котором действуют англичане. Как заметил рецензент из RIIA книги CR&PP в связи с событиями в Грузии и Украине, «в обоих случаях катализатором событий стало выявление махинаций на выборах — с помощью западных наблюдателей».

В России организация Голос, как они сами себя называют «независимая организация мониторинга выборов», давно финансируемая Национальным фондом поддержки демократии и Агентством международного развития США, на протяжении многих месяцев готовилась к громким разоблачениям подтасовок на выборах в Государственную Думу 4 декабря 2011 года. На сайте якобы «нейтрального» Голоса можно найти публикации таких авторов, как петербургский профессор Григорий Голосов из АНО Центр «Геликс», который считает, что «любой сценарий, предполагающий сохранение Путина у власти — это пессимистический сценарий. … Соответственно, оптимистический сценарий — это уход Путина, другого не дано».

Для новой российской революции выбран цвет: московские демонстранты нацепили белые ленточки.

 Воинствующий пацифист Бертран Рассел

            В начале 1950-х, уехавший из родного Огайо Джин Шарп, в Оксфорд сразу не попал. Начиная с 1955 он работал в английском пацифистском издании Peace News, получившем скандальную известность с момента основания в 1930-х, когда они выступали за мир с нацистской Германией любой ценой. В конце 1950-х Peace News поддерживала кампанию Бертрана Рассела за ядерное разоружение, тогда Шарп и познакомился с Адамом Робертсом — активистом кампании, начавшим писать для Peace News в 1960-х, а позднее продвинувшемся на высокие посты в Оксфорде и Британской Академии. Роберт пишет, что Шарп познакомил его с проблематикой «ненасильственных действий в условиях тоталитарных режимов»[16].

            Историки трудов Шарпа и его коллег из Оксфорда находят истоки их увлечения ненасильственным сопротивлением в статье Бертрана Рассела «Война и непротивление», опубликованной 15 апреля 1915 года в Atlantic Monthly, во время Первой мировой войны. Рассел нарисовал фантастическую картину английского противостояния воображаемому немецкому вторжению «пассивным сопротивлением»: «Все их декреты население будет спокойно игнорировать. … Если они прикажут английским юношам проходить воинскую службу, те просто откажутся, после расстрелов нескольких человек немцы в отчаянии откажутся от своих планов. Если они попытаются получать доходы за счет таможенных пошлин в портах, им придется направить туда немецких таможенников, это приведет к забастовке всех докеров, и собирать деньги не удастся. Если они захотят взять под контроль железную дорогу, это приведет к забастовке железнодорожников. Все, к чему они ни прикоснутся, сразу же будет парализовано».

(Статья также примечательна ссылками на массовые забастовки в России в начале века, которые в значительной степени инспирировались агентами полиции, вылившиеся в Кровавое воскресенье в Санкт-Петербурге, которое спровоцировал агент полиции отец Георгий Гапон. Рассел с одобрением пишет, что «даже в России всеобщая забастовка привела к принятию конституции 1905 года».)

Тот же самый Рассел в 1946 году написал злобную статью в The Bulletin of the Atomic Scientists, в которой он предлагает заставить силой Советский Союз покориться мировому правительству с наднациональным контролем над ядерным оружием под угрозой поражения в войне, которую Запад должен был начать до того, как СССР создаст собственное ядерное оружие: превентивный ядерный удар по Советскому Союзу. Только после того, как Советский Союз испытал атомное (1949) и водородное (1953) оружие, Рассел перестроился, и встал на «мирные» рельсы своей кампании за мировое правительство — пригласил посланников советского лидера Никиты Хрущева на конференцию Мировой ассоциации парламентариев за мировое правительство, организованную в 1955 году.

Многие годы методички «ненасильственного сопротивление граждан» Джина Шарпа составлялись с использованием военной терминологии «холодной войны», предполагалось, что они будут использоваться в условиях, когда Советский Союз оккупирует Европу. Один из слушателей лекций Шарпа в 1984 году, во время, когда тот работал в Гарвардском Центре международных дел, рассказывает о сценарии будущего через четверть века, предложенным Шарпом: «2010 год. Советские танки вторгаются в малую страну в Европе, начинается вторжение войск Варшавского договора. Но это необычное вторжение, никто не стреляет. Советских солдат встречают закрытые ставни и пустые улицы. Захватываемая страна уже давно не имеет армии, и сейчас полагается на тщательно спланированную программу ненасильственного сопротивления для отпугивания врагов»[17].

            Шарп не был стипендиатом Родса, он с перерывами работал в Оксфорде на протяжении 10 лет и в 1968 году закончил диссертацию, которая в последующем вылилась в книгу «Политика ненасильственных действий». В предисловии Шарп выражает признательность Исайе Берлину, английскому либеральному философу, причастному к деятельности спецслужб, его ближайшими соратниками были сторонники расселовской школы логического позитивизма А. Дж. Айер и Людвиг Витгенштейн. Берлина сегодня боготворит Тимоти Гартон Эш. Непосредственным консультантом Шарпа был Джон Пламенац, уроженец Черногории, который «наблюдал за работой, … обращая внимание на теории и философские исследования о природе политической власти, управления и повиновения, диктатуры, сопротивление и революционные движения» (по словам самого Шарпа). Пламенац был научным сотрудником колледжа Олл-Соулз (Всех Почивших во Христе) — главного центра Круглого стола.

 Доктор Стрейнджлав

            Журналист Би-Би-Си Руарид Эрроу снял в прошлом году похвальный документальный фильм «Джин Шарп: Как начать революцию». В интервью Би-Би-Си, посвященном этому фильму, Эрроу так охарактеризовал 198 методов Шарпа: «Они задуманы как полные эквиваленты оружия, эти методы разработаны на основании самого скрупулезного анализа неповиновения тирании на протяжении всей истории человечества».

            Военные корни «Политики ненасильственных действий» Шарпа лежат на поверхности, нет никакого сомнения, что это пособие по организации партизанских боевых действий. Во имя чего? Личной свободы и улучшения жизни своего народа, или сумасшедших последователей Бертрана Рассела, подсунувших нам доктрину гарантированного взаимного уничтожения и акробатики на грани ядерной войны на протяжении последних шестидесяти лет?

В предисловии к книге Шарп говорит о финансировании работы, когда он сновал челноком между Гарвардским Центром международных дел и Оксфордом в 1960-х годах. «Это были деньги из грантов на проекты профессора Томаса С. Шеллинга, выделявшиеся Фондом Форда и Управлением перспективных исследований (Advanced Research Projects Agency ARPA) Министерства обороны США, контракт № F44620-67-C-0011». Это тот самый Томас Шеллинг, который в 2005 году получил Нобелевскую премию по экономике вместе с Робертом Ауманном за «углубление нашего понимания конфликтов и сотрудничества через анализ теории игр». Нобелевский комитет превзошел сам себя со своими похвалами шеллинговскому «видению теории игр как скрепляющего звена всех общественных наук».

Эти взгляды изложены в книге Шеллинга 1958 года «Стратегия конфликта», в которой он развивает теорию «рациональной иррациональности». Теорию игр он применил к сценариям ядерной войны[18]. Это были времена, когда расселовские «борцы за мир» англо-американского истеблишмента проводили вторую Пагоушскую конференцию, на которой Лео Силард произнес скандальную речь «Как жить с бомбой и выжить». Силард предложил обсудить предварительно условия ограниченного обмена ядерными ударами между США и Советским Союзом, вызванного событиями, например, на Ближнем Востоке — условия такой войны должны быть оговорены заранее. Ядерные игры проводились в Корпорации РЭНД, где работал Шеллинг, а также других центрах математического моделирования, развитого в Кембридже, таких как MIT и Стэнфорд. Шеллинг консультировал режиссера Стэнли Кубрика по сценарию знаменитого фильма тех времен, посвященного ядерному армагеддону — «Доктор Стрейнджлав».

Шеллинг также был «генератором идей» для Роберта Макнамары во время вьетнамской войны. «В целом, мало известно, — писал один из критиков присуждения Шеллингу Нобелевской премии, — о ключевой роли Шеллинга в разработке стратегий «контролируемой эскалации» и «карательных бомбардировок», которые окунули нашу страну в трясину вьетнамской войны»[19].

Шеллинг был для Шарпа не только кошельком — он написал введение для Политики ненасильственных действий, из которого следует, что это не чисто проект Шарпа, а совместная работа с Шеллингом и другими: «Первоначальная идея состояла в том, чтобы подвергнуть всю теорию ненасильственных политических действий, вместе с их историей во всем мире со времен Христа, холодному и подробному анализу, требуемому при разработке военной стратегии и тактики. Теперь, когда у нас есть книга Шарпа, необходимо такое же всеобъемлюще исследование политики силового воздействия … Очень жаль, что такой книги о насилии нет. Было бы интересно подробно их сравнить»[20].

            В 1983-1989 гг. Шарп был директором Программы ненасильственных санкций Гарвардского Центра международных дел. В 1983 году он учредил Институт Эйнштейна, в том же году был создан Национальный фонд поддержки демократии.

Давайте избавимся от порочных аксиом

Внук доктора Стрейнджлава сидит в посольстве США в Москве? На то похоже, так как Рассел породил как игроков-теоретиков ядерного противостояния, так и бойцов ненасильственного сопротивления, все они мельтешат в оксфордских программах, из которых выросли и Шарп, и Майкл Макфол.

Мышление Макфола, если судить по его скучной политологической прозе (не хотел учить Пушкина), до такой степени фрагментировано, что сложить картину воедино, как это сделано выше, он скорее всего откажется. В его книге Advancing Democracy Abroad о продвижении демократии говорится как о вопросе ассигнований, наравне с проектами в области экономики и стратегических отношений. Макфол выдает на-гора книжки по своей теме с угрожающей скоростью, многие из них на деньги исследовательских грантов таких пробритански ориентированных учреждений, как Freedom House, фонд Смита-Ричардсона, Национальный фонд поддержки демократии, Институт Открытого общества Сороса, и т. д., некоторые даже не проверены спелчекером, не говоря уже о редакторском вычитывании (“expatriate” [гражданин одной страны, живущий в другой] пишется как “ex-patriot” [бывший патриот] — весьма красноречивый пример).

У Макфол изумительная способность отсеивать все, что не вписывается в его «демократизационную» повестку. В сентябре-октябре 1993 года некоторые из тех, кого он воспитал примерными демократизаторами, встали в оппозицию Борису Ельцину, когда тот отменил конституцию и разогнал избранный парламент, чтобы подавить сопротивление разграблению страны, подаваемому как «экономические реформы». Некоторых из бывших знакомых Макфола арестовали и бросили в тюрьмы, когда дело дошло до артиллеристского расстрела непокорного парламента по приказу Ельцина. Погибли сотни, если не тысячи людей. Макфол не заронил за арестованных ни слова.

Деятельность Макфола за почти три десятилетия его увлечений российской проблематикой возвращает нас к редакционной статье EIR 1999 года, посвященной его коллеге по Оксфорду Сьюзен Райс: «Американцы должны задаться вопросом: когда мы, наконец, избавимся от английского влияния в вашингтонском внешнеполитическом истеблишменте и восстановим суверенитет в традициях американской республики?»

Премьер-министр Путин во время оживленного собрания Общенародного фронта 8 декабря 2011 г. заметил, что США вложили «сотни миллионов долларов» в российский выборный процесс. «Нужно вырабатывать формы защиты нашего суверенитета, защиты от вмешательства извне», — сказал он.

Некоторые российские патриоты, недовольные экономической политикой российского правительства и вступлением России в ВТО, что будет означать игру по правилам обанкротившейся финансовой системы, еще более недовольны вмешательством в российские дела извне и надеются, что сегодняшний политический конфликт подтолкнет Путина к глубинным преобразованиям — не только изгнанию нескольких лиц, сросшихся с международными финансовыми интересами, но и разрушению всего карточного дома британских монетаристских догм, навязанных России после крушения Советского Союза. О возможности таких далекоидущих перемен говорят недавние призывы Путина к «новой индустриализации», а также критика распространенной практики выведения доходов в оффшорные холдинги.

Если Россия и США отбросят политические догмы обанкротившейся Британской монетаристской системы, откроется возможность для нового уровня государственных отношений, которые были бы по душе Джону Квинси Адамсу и графу Румянцеву, и для промышленного бума, основанного на принципах национального строительства Гамильтона в США и графа Витте в России. Тогда будут оправданы слова маршала Жукова генералу Эйзенхауэру после окончания Второй мировой войны: «Если Соединенные Штаты и Россия будут стоять вместе, несмотря ни на какие трудности, успех ООН будет наверняка обеспечен. Если мы будем партнерами, то не найдется такой страны на земле, которая осмелилась бы затеять войну, когда мы наложим на нее запрет».

www.larouchepub.com/russian


Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR, 3 февраля 2012 года.



[14] Константин Черемных, “Ukraine: A Postmodernist Revolution,” EIR, 11 февраля 2005 г.

[15] Цитата по Ruaridh Arrow, “Gene Sharp: Author of the Nonviolent Revolution Rulebook,” the BBC, 21 февраля 2011 г. (http://www.bbc.co.uk/news/world-middle-east-12522848).

 

[16] Интервью Алека Эша, 8 декабря 2011 года, The Browser (www.thebrowser.com).

[18] В статье Эстер-Мириам Сент “Some Like It Cold: Thomas Schelling as a Cold Warrior,” 13 ноября 2006 г., приводятся некоторые детали участия Шеллинга в подготовке к возможному термоядерному конфликту между Советским Союзом и США по поводу Берлина (1961) и Кубы (1962 г.): «В 1961 году Пентагон финансировал несколько широкомасштабных штабных игр в Кемп Дэвиде, которые проводил Шеллинг, названных «Берлинскими играми». … В числе участников были Джон МакНотон, Генри Киссинджер, Ален Энтховен, советник по национальной безопасности МакДжордж Банди. … Фундамент общей теории стратегии, разработанной Шеллингом … включал сдерживание, управление кризисом, ограниченную войну, контроль вооружений, понуждение и принуждение».

[19] Фред Каплан, “All Pain, No Gain: Nobel Laureate Thomas Schelling’s Little-known Role in the Vietnam War,” Slate.com, 11 октября 2005 г.

[20] Джин Шарп, Power and Struggle, Part One of The Politics of Nonviolent Action, Boston: Porter Sargent Publishers, 1973 г.




Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Leave a comment