?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Русскоязычные страницы движения Ларуша Previous Previous Next Next
Часть 2. Национальный банк — общественный кредит для развития человечества и освоения Вселенной - rachel_douglas
rachel_douglas
rachel_douglas
Часть 2. Национальный банк — общественный кредит для развития человечества и освоения Вселенной

Национальный банк — общественный кредит

для развития человечества и освоения Вселенной

 Роберт Баруик

5 июня 2012 года

Часть 2.


 Государственное банковское дело в Австралии:

Банк Австралийского Союза

Многие другие страны использовали американский опыт и применяли различные формы общественного кредита для управления экономическим развитием. Австралия создала даже национальный банк по лекалам Гамильтона — Банк Австралийского Союза (Commonwealth Bank of Australia). На двух отчетливо выделяемых этапах его существования, с момента образования в 1911 году до 1923 и в период 1942-1949 гг. Банк Австралийского Союза демонстрировал мощь национальной банковской системы, направляя общественный кредит на развитие инфраструктуры и ключевых отраслей промышленности, включая строительство трансконтинентальной железной дороги, финансировал участие Австралии в Первой мировой войне, а потом экономическое чудо во время Второй мировой войны. Общественный кредит превратил Австралию из аграрных задворков в агропромышленную державу, достаточно вспомнить крупнейший послевоенный проект эксплуатации водных ресурсов Снежных гор. Повторяя историю Первого и Второго банков США, подъемы и провалы Банка Австралийского Союза отражают историю борьбы Австралии за национальный суверенитет.





Патриоты колониальной Австралии, боровшиеся за государственность и вдохновленные примером США, понимали, что национальный банк — ключевой элемент. Профсоюзное движение в Австралии родилось из кровавых забастовок моряков и стригалей в 1890 году, против лондонских банков, фирм, наживавшихся на животноводстве и торговых компаний, контролировавших экономику колонии. Их железная хватка привела к ужасающему краху в 1893 году. Уже в 1891 году Трудовая избирательная лига Нового Южного Уэльса, ставшая одним из звеньев Австралийской лейбористской партии, заявила о своей приверженности национальной банковской системе и выступила с требованием «создания федерации австрало-азиатских колоний на национальной, а не империалистической основе».

Американский эмигрант Кинг О'Мэлли очень много сделал для того, что Лейбористская партия осознала принципы действия и значение национальной банковской системы. В 1908 году на федеральной конференции лейбористкой партии в Брисбене О'Мэлли убедил делегатов включить детальные предложения о национальном банке в программу партии. В пятичасовой речи в федеральном парламенте в следующем году О'Мэлли подчеркивал важность национального банка для независимости Австралии:

«Мы разрабатываем законы для многих будущих поколений, которые будут нам благодарны или проклянут. … Мы выступаем не только за производителя, но и человека, который у него работает. … Предлагаю учредить государственный национальный банк для управления финансами Союза и штатов. … Разве уважаемые члены парламента не понимают, как важна для нас национальная банковская система … которая избавит нас от нужды кланяться акционерам частных банковских корпораций? Движение денежной массы — важнейшая проблема денежного обращения, ключ к финансовой ситуации. Контроль за этим движением позволяет поднимать и опускать цены, или удерживать их на постоянном уровне. … Такая возможность — атрибут суверенитета … и должна принадлежать только суверенному народу и использовать ее … должны парламент и правительство в интересах всего народа».

О'Мэлли указал прецедент предлагаемого нового национального банка. «Я австралийский Гамильтон, — заявил он. — Это был величайший финансист живший на земле, и никто не предложил ничего лучшего. … Американский опыт должен дать нам решимость создать национальную банковскую систему, которую будет невозможно подорвать».

 Лейбористы против Денежной власти

Чтобы заставить руководство Австралийской лейбористской партии проводить национальную банковскую политику в условиях сопротивления банков с мельбурнской Коллинс-стрит, контролировавшихся англичанами О'Мэлли создал из депутатов парламента «ударную группу». В декабре 1911 года О'Мэлли и его союзники провели закон о Банке Союза, и О'Мэлли же провел Денисона Миллера в президенты банка с наставлением: «У тебя есть шанс творить историю, брат Миллер, австралийскую историю, которая станет (частью) мировой. Серьезно подумай об этом. И соглашайся на эту работу. Делай историю, я уверен, что у тебя это получится». В книге The Great Bust («Великий крах»), вышедшей в 1962 году, бывший министр финансов Нового Южного Уэльса и позднее премьер-министр Нового Южного Уэльса Джек Ланг описал ужас, охвативший британскую олигархию от деятельности Миллера и Банка Союза, вплоть до безвременной смерти Миллера в 1923 году:

«В Австралии войну финансировал тогда новый Банк Австралийского Союза. Он изыскал деньги на содержание армии за границей и финансирование производителей дома. … После окончания войны Денисон Миллер был в Англии и навел ужас на банкиров спокойным заявлением во время обеда, что богатство Австралии в шесть раз больше сделанных долгов, и что банк способен ответить по любым требованиям, так как за ним стоит капитал всей страны. На военные нужды банк изыскал 350 миллионов фунтов стерлингов. По возвращении из Лондона в головном отделении банка на Мартин Плейс в Сиднее его ждала делегация безработных. Они задали вопрос, сможет ли он найти еще 350 миллионов на производственные нужды. Миллер ответил, что банк не только способен на это, но будет рад это сделать. Такие заявления вызвали панику в Лондоне. Если доминионы освободятся от финансовой зависимости от лондонского Сити, рухнет вся финансовая конструкция».

Ланг далее пишет о том, как Сити пытался остановить Банк Союза, создав наднациональную банковскую структуру, которая будет контролировать финансы всех стран, речь идет по сути о мировом правительстве. Подчинение банковской системы Европы Европейскому механизму стабильности (ESM), чего требуют лондонские и другие банкиры в наше время, точная копия процесса, описанного Лангом:

«Речь шла о банках. Хотели придумать модель, которая позволила бы заманить местные структуры, такие как Банк Австралийского Союза в силки Сити. Финансовые специалисты глубоко изучили проблему. И из их размышлений вырос план централизовать контроль над всеми банками империи в руках Банка Англии. Банк Англии должен был стать супербанком банкиров. … В Банке Англии идею имперского контроля приняли с энтузиазмом.

Замахивались даже на Мировой банк под управлением Лиги Наций, который бы распоряжался всеми мировыми кредитами. Величие идеи было в том, что один совет директоров принимал бы решения, определяющие экономическую политику всего мира. Банкиры стали бы верховными правителями. Естественно, на самом верху был бы управляющий Банком Англии. Если, например, Банк Англии получил бы контроль над Банком Австралийского Союза, исчезли бы препятствия для управления правительством страны. … Смерть Миллера в критический момент убрала человека, который мог защитить цитадель австралийской финансовой независимости».

Несмотря на выдающиеся достижения Банка Австралийского Союза всего за 12 лет существования, до того, как частные финансисты захватили контроль после смерти Миллера, их было недостаточно для того, освободиться от английских финансовых пут. Фрэнк Энсти, один из членов ударной группы О'Мэлли, и наставник будущего премьер-министра Джона Кёртина, писал в своей книге The Money Power («Денежная власть», 1921 г.), что речь шла о национальном суверенитете:

«Австралия всего лишь финансовый придаток Лондона, без различимого экономического лица. … Лондон сегодня — центр паутины международных финансов. В Лондоне находятся настоящие хозяева или представители главных финансовых семейств мира. Власть денег это больше, нежели просто капитализм. … Эти люди образуют Финансовую Олигархию. Там, где эта олигархия властвует, народ не может быть свободен, демократия там — пустой звук, если она их не сбросит с трона».

После смерти Миллера в 1923 году лондонские банки надоумили австралийское правительство передать управление банком совету частных бизнесменов, которые быстро перекрыли кран общественного кредита. Во время Великой депрессии частный совет директоров банка отказался выполнять указание правительства о выделении кредита на общественные работы, чтобы смягчить тридцатипроцентную безработицу в стране, как это успешно сделал президент США Франклин Рузвельт.

Выступая в 1937 году, лидер Австралийской лейбористской партии в штате Западная Австралия Джон Кёртин повторил предупреждение Энсти, что суверенитет Австралии невозможен без контроля правительства над финансами страны. Кёртин потребовал восстановления первоначального устава Банка австралийского Союза и освобождения банка от патронажа частных финансистов, банк должен перейти под государственный контроль: «Если правительство Союза сознательно исключает себя из участия в формировании или изменении финансовой политики, его правление имеет второстепенное значение». В 1939 году, накануне войны, уже пожилой Кинг О'Мэлли еще раз попробовал восстановить Банк австралийского Союза в первоначальном виде и освободить его от контроля и спекулятивных злоупотреблений частных финансистов. В брошюре Big Battle («Большая схватка») О'Мэлли писал, что индивидуальные права, которые граждане считают своими, невозможно гарантировать без суверенного контроля над кредитом, и что цель национального банка состоит в облегчении путей создания реального физического богатства в противовес неизбежно губительному «воздушному богатству» частных спекулянтов:

«Осязаемое богатство создается медленным промышленным процессом в сочетании с мастерством и управлением капиталом. Воздушное богатство создается быстро — лист бумаги в банке становится страховкой двух других листов бумаги. Часть создаваемых таким образом ценных бумаг неизбежно обратится в прах. Но при наличии Банка Австралийского Союза, который обеспечит выплаты по законным кредитам, паники, которая опять разрушит рыночную стоимость ценных бумаг, разрушит кредиторов, лишит людей работы и приведет к общей нищете, не наступит. Если бы я мог убедить австралийцев в важности возрождения Банка Союза!»

Джон Кёртин и Бен Чифли действительно возродили банк во время и после Второй мировой войны с необычайным успехом. Но Тайный совет Британской Короны не пропустил закон Чифли о национализации банков, одобренный двумя палатами Парламента в 1949 году, а затем лейбористы потеряли власть на 23 года.

За это время премьер-министр Роберт Мензис, почитатель Гитлера и Муссолини в 30-е годы и лакей мельбурнского финансиста-англофила сэра Станифорта Рикетсона, лишил Банк Союза всех сохранившихся функций, делавших его национальным банком. Он создал Резервный банк, контролировавший финансы страны в качестве независимого центрального банка, и назначил его первым управляющим учившегося в Англии фабианца Г. К. «Самородка» Кумбса. В бытности Кумбса министром послевоенного восстановления он разрушил большинство из планов развития лейбористов. О себе он заявил «я член международной масонской ложи руководителей центральных банков», выболтав секрет глобального контроля над банковской системой.

Политику общественного кредита отчасти продолжали Банк развития Австралийского Союза и Корпорация австралийского промышленного развития, а также различные банки штатов, позволявшие федеральному и местным правительствам направлять средства на развитие сельского хозяйства, промышленного производства и малого бизнеса. В 1981 году под руководством клики инвестиционных банкиров вокруг Hill Samuel Australia (позднее переименованной в Macquarie Bank), дочернего предприятия Hill Samuel & Co., Ltd. из лондонского Сити, комиссия по расследованию деятельности Австралийской финансовой системы (комитет Кэмпбелла) потребовала отмены регулирования банковской деятельности, включая ликвидацию всех учреждений общественного кредита. Это несмываемым стыдом ложится на лейбористов, так как фабианские предатели из этой партии Боб Хок и Пол Китинг уступили требованиям Сити после прихода к власти в 1983 году.

Китинг провел либерализацию деятельности австралийских банков и открыл страну для иностранных банков-хищников, ввел плавающий курс австралийского доллара, устроил слияние разных профсоюзов, чтобы ослабить их позицию при заключении коллективных договоров, нанес удар по производству, убрав тарифа (для «стимулирования конкуренции») и приватизировал основные общественные активы, включая Банк Австралийского Союза. Китинг заявил о намерении разрушить всю современную агропромышленную экономику, для создания которой правительства лейбористов использовали общественный кредит, и связал будущее австралийской экономики с экспортом сырья, а другие отрасли должны выживать в условиях низких тарифов или их отсутствия вообще: «Сырье, шерсть и пшеница — вот наша долговременная цель. А вторичное производство должно стать конкурентоспособным».

Через три десятилетия после наступления Китинга на экономический суверенитет Австралии, его планы воплотились в жизнь. Сегодня Австралия превратилась в огромный сырьевой карьер, а промышленность и сельское хозяйство пришли в упадок. На австралийцах висит бремя огромных долгов, стоимость жизни стремительно растет. В апреле 2012 года партия «Совет граждан-избирателей» (Citizens Electoral Council, австралийские сторонники американского экономиста Линдона Ларуша) начала новый этап борьбы, продолжающейся десятилетия, за восстановление суверенитета Австралии, выступив с лозунгом: «Будущее Австралии — развитие или смерть».

Статья была опубликована на английском языке в газете The New Citizen (Австралия). Перевод К. Бородинского.



[1] Anton Chaitkin, Treason in America: From Aaron Burr to Averell Harriman, (Нью-Йорк: New Benjamin Franklin House, 1985 г.); Robert Ingraham, “A Foreign Agent Within Our Midst. LaRouche Explains: Why We Don’t Need Wall Street”, Executive Intelligence Review, 28 октября 2011 г., стр. 9-18. В этих источниках документировано изменничество Бэрра и его компаньонов с Уолл-стрита и их последователей на протяжении веков. Слияние в 2000 году созданного англичанами J.P. Morgan & Co. с Chase Manhattan (прямым наследником Bank of Manhattan Бэрра) и возникновение в результате «слишком большого чтобы ему дали обанкротиться» банка J.P. Morgan Chase, продолжает эту старую изменническую традицию.



Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Leave a comment