?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Русскоязычные страницы движения Ларуша Previous Previous Next Next
Подножка Путину на петербургском саммите: G20 собирается одобрить планы конфискаций депозитов (2) - rachel_douglas
rachel_douglas
rachel_douglas
Подножка Путину на петербургском саммите: G20 собирается одобрить планы конфискаций депозитов (2)

Начало статьи


Подножка Путину на петербургском саммите: G20 собирается одобрить планы конфискаций депозитов

Рейчел Дуглас

19 августа 2013 года

(Вторая часть)

2008 год: Лондон распоряжается делами G20

    До чрезвычайной встречи глав правительств в ноябре 2008 года G20 был форумом представителей государств на уровне министров финансов и глав центральных банков. Но в сентябре 2008 года Lehmann Brothers обанкротился, международные финансовые рынки застыли, а в США начался первый раунд беспрецедентных по размаху денежных вливаний в банки после навязанной Конгрессу в атмосфере страха Программы выкупа проблемных активов (TARP), принятой в октябре.

    Многие надеялись, что на Саммите по финансовым рынкам и мировой экономике в Вашингтоне главы государств примут решения, изменяющие ситуацию к лучшему. В редакционной статье EIR 31 октября 2008 года «Ожидать неожиданного» говорилось, что «главы государств G20 … соберутся … на первую из серии встреч для обсуждения возврата к Бреттонвудской системе. И некоторые из влиятельных участников встречи … всерьез предлагают вернуться к системе фиксированных обменных курсов, чтобы исключить спекулянтов из процесса формирования валютных курсов. Хотя результаты встречи 15 ноября, равно как и последующих, сегодня неизвестны, уже сам факт, что предложения американского экономиста Линдона Ларуша обсуждаются, говорит о том, что финансовая олигархия Сити напугана».

На деле, президент Джордж Буш-младший, воодушевленный мнимым успехом программы TARP, пытался выглядеть председательствующим на встрече, хотя реально все взял в свои руки английский премьер Гордон Браун (до этого в течение десяти лет министр финансов), проталкивавший псевдо-консенсус по поводу еще более свободной торговли, расширения полномочий МВФ и прочих наднациональных средств контроля. Миллионы и миллионы людей в мире потеряли работу, но в декларации ноябрьского саммита 2008 года, выпущенной после встречи, практически ничего не говорится о занятости или проблемах реального сектора экономики. Все свелось к необходимости выработки новых акробатических этюдов в управлении финансовым кризисом.

    Пережившая шок 1998 года Россия могла внести живую струю в обсуждения на встрече G20 в 2008 году, но тогдашний президент Дмитрий Медведев смотрел в рот министру финансов Алексею Кудрину, выработавшему восхитительную гибкость тела в исполнении упражнений английских финансовых рынков. Перед саммитом Кудрин заявил, что причиной кризиса стали попытки целых стран «жить не по средствам» и что требуется «мировой Маастрихт» для навязывания мер жесткой экономии правительствам, как это было при создании в Маастрихте Европейского союза в 1992 году.

10 ноября 2008 года в пресс-релизе Ларуш заметил, что Кудрин «читает по лондонским нотам». «Сотрудничество между США, Россией, Китаем и Индией как ведущими партнерами является ключом к рабочему решению проблемы. Эти четыре страны должны работать вместе, сотрудничать в условиях их культурной непохожести, — сказал Ларуш. Они должны подвергнуть банкротству распадающуюся валютную систему, сложившуюся после 1971 года, и списать огромные спекулятивные и паразитические обязательства по деривативам для того, чтобы расчистить дорогу не валютной, но кредитной системе. Новая кредитная система должна оживить и способствовать национальному и международному развитию реальной экономики, как предлагал президент США Франклин Рузвельт на Бреттонвудской конференции 1944 года для построения деколонизованного послевоенного мира».

Второй саммит G20 было решено провести в Лондоне в апреле 2009 года. На встрече с Путиным 9 февраля тот же Кудрин после поездки в Лондон обрисовал перспективы. Кудрин доложил, что «провел финансовый диалог» с британским правительством на тему улучшения «регулирования финансовых рынков». Он докладывал, что на тот момент Россия участвует в четырех рабочих группах «двадцатки» по «обеспечению целостности финансовых рынков», «реформе МВФ», «новому банковскому стандарту надзора», усовершенствованию «правил аудита и бухгалтерского учета» и так далее.

Главным решение саммита G20 стало преобразование ФФС в Совет по финансовой стабильности (СФС). Председатель Форума по финансовой стабильности Марио Драги, прозванный в Италии «мистером Британия» за шоковую приватизацию итальянской промышленности и банков после его участия в пресловутой встрече с воротилами лондонского Сити на борту английской королевской яхты в 1992 г., возглавил новую структуру. Он руководил СФС до ноября 2011 года, когда передал бразды правления Карни, а сам возглавил Европейский центральный банк.

В выступлении 2 апреля 2009 года по поводу создания Совета по финансовой стабильности Драги похвастал, что «у новой структуры будет больше полномочий» для проведения в жизнь своих решений. Драги упомянул «планирование на случай чрезвычайных ситуаций для управления трансграничными ситуациями особенно в отношении системно значимых компаний» — первые дуновения конфискационных планов. В горе рекомендаций15, подготовленных ФФС по руководством Драги за год до того, в перечне из 67 изменений в положения о регулировании, якобы необходимых для предотвращения повторения ситуации с деривативами в 2007-2008 гг., содержатся зачатки механизма использования средств кредиторов и вкладчиков. Во вступительном параграфе Раздела 2 рекомендаций «Процедуры решения проблем слабых банков» находим жемчужину конфискационной философии: «Во всех случаях, когда это возможно, для урегулирования несостоятельности слабых учреждений следует использовать средства частного сектора, а государство не должно защищать акционеров от потерь».

Цели БМР и СФС

Публикации EIR последних месяцев показывают, что после лондонского саммита 2009 года грабеж вкладчиков набирает международные обороты[11]. В июне 2010 года Совет по финансовой стабильности предлагает первый проект рекомендаций G20 «Уменьшение морального риска от деятельности системно значимых финансовых институтов (СЗФИ, англ. SIFI)». Закон Додда-Франка в США, в котором недвусмысленно предусматриваются механизмы использования средств кредиторов и вкладчиков без из согласия, подписанный Обамой в июле 2010 года, стал важной переломной точкой.

Выступая в Институте Петерсона в октябре 2010 года, Драги призвал к принятию законов, повторяющих американский образец Додда-Франка, во всех странах, для «урегулирования несостоятельности СЗФИ без нарушения деятельности финансовой системы и привлечения средств налогоплательщиков» — т. е., к тактике конфискаций вкладов в мировом масштабе. В мае 2011 года председатель СФС и будущий управляющий Европейским центральным банком Драги призывает к принятию нового закона Европейского союза в отношении зашедших в тупик банков, по которому «любые комплексы мер должны включать привлечение средств вкладчиков, чтобы убытки от банкротств покрывали акционеры и кредиторы, а не налогоплательщики и финансовая система в целом». 4 ноября 2011 года СФС опубликовал упоминавшиеся «Ключевые атрибуты эффективного урегулирования несостоятельности финансовых институтов».

Лихорадочную активность по внедрению конфискационной политики в мировом масштабе направляет СФС и ее вышестоящая структура — Банк для международных расчетов (БМР). На самом верху пирамиды — Банк Англии.

БМР, так называемый центральный банк центральных банков, был создан в 1930 году с целью взыскания репараций с Германии по Версальскому договору после окончания Первой мировой войны. Долгое время его маяками были управляющий Банком Англии с 1920 по 1944 Монтегю Норман, и его друг Яльмар Шахт, управлявший Рейхсбанком в 20-е годы, а потом при Гитлере в 1933-1939 гг. Рузвельт хотел вообще закрыть БМР, но усилиями Кейнса и администрации президента Трумэна он был сохранен.

«Сегодня история повторяется», — предупредил бывший кандидат в президенты Франции Жак Шеминад в июне, говоря о политике жесткой экономии, которую БМР навязывает через процедуры использования средств вкладчиков.

После пяти лет разоряющих бюджет программ помощи международным банкам и безудержного расширения денежной массы ФРС, Банком Англии и Европейским центральным банком под предлогом «количественного смягчения», измеряемого десятками триллионов долларов, на фоне надвигающейся новой фазы кризиса, о которой предупреждают инсайдеры, финансовая олигархия прибегает к более изощренным методам грабежа. Bail-in значит необузданный грабеж юридических лиц и населения. В конечном же итоге, это инструмент достижения целей британской Короны, которые в последние десятилетия проявляются во всем своем кошмарном обличье — сократить население планеты с семи миллиардов до одного, а может и меньше — все это под «зеленой» вывеской.

СФС настаивает на том, чтобы все ведущие страны приняли законы, позволяющие банкам распоряжаться средствами кредиторов банков и вкладчиков без их согласия. Совет публикует периодические отчеты о состоянии «реформ» в странах, где есть одно или несколько «глобальных системно значимых финансовых институтов» (G-SIFI) (Рис. 3) . В апрельском материале СФС «Тематический обзор методов урегулирования несостоятельности» есть таблица под названием «Приложение В: Отдельные инструменты методов урегулирования несостоятельности в юрисдикциях СФС». Здесь можно прочитать, что в России «отсутствуют правовые механизмы» «использования собственных средств в процессе урегулирования несостоятельности», в то же время в «Приложении С: Планируемые реформы для урегулирования несостоятельности в юрисдикциях СФС» приветствуются «внутренние обсуждения политики» реформ в России с целью «введения правовых норм использования механизма bail-in» и «снятия ограничений на трансграничный обмен информацией».

Одно из важнейших положений, выполнения которого СФС требует от всех стран — создание надзорного органа с диктаторскими полномочиями в сфере bail-in. На технократическом новоязе обновленных «Основополагающих принципов эффективного банковского надзора», выпущенных Базельским комитетом по банковскому надзору БМР в сентябре 2012 года, говорится, что «не допускается государственного или отраслевого вмешательства, препятствующего независимой работе надзирающего органа».

В апрельском «Тематическом обзоре» СФС Россия получила «неуд» за «множество органов» и «отсутствие руководящего органа надзора урегулирования несостоятельности юридических лиц» (Рис. 4) . В следующем обзоре Россия, без сомнения, будет в отличниках, поскольку диктаторский надзор — секрет, скрывающийся за вывеской так называемого «мегарегулятора», созданного в России с упразднением Федеральной службы по финансовым рынкам и передачей ее функций Центральному банку.

Эта реформа полностью повторяет английскую, где в 2012 году был принят закон о финансовых услугах, а в соответствии с этим законом создалось Управление пруденциального надзора (Prudential Regulation Authority, PRA) — отдел Банк Англии. Как сообщается на сайте Банка Англии, PRA «будет работать в тесной связи с другими подразделениями банка», в особенности со Специальным отделом по разрешению несостоятельности.

     Так что «внутренние обсуждения политики» российских чиновников, тесно сотрудничающих в Банком Англии, Банком для международных расчетов и Советом по финансовой стабильности продолжается в сторону полной интеграции с мировым режимом конфискации вкладов, несмотря на возражения Путина, высказанные Ангеле Меркель.

Перспективы долгосрочных инвестиций

В заключительном коммюнике встречи министров финансов группы G20, состоявшейся 19-20 июля, кроме пункта 22, непосредственно касающегося использования средств кредиторов и вкладчиков без их согласия, всего 37 пунктов. Большей частью они вызывают зевоту, призывая усилить прозрачность, бороться с уклонением от уплаты налогов, и так далее. Заявление, что «наш краткосрочный приоритет состоит в увеличении числа рабочих мест и усилении экономического роста» соседствует в одном параграфе с мерами «по дальнейшему снижению фрагментации финансовых рынков посредством решительного продвижения реформ, направленных на создание банковского союза в Европе». Экономист Михаил Хазин в целом характеризовал документ как «сочетание мании величия и глубокой неадекватности».

Еще одна часть этого документа заслуживает отдельного комментария в связи с Россией: параграфы 15-17, «Финансирование инвестиций». Ссылка на «наличие и доступность долгосрочного финансирования инвестиций, включая инвестиции в инфраструктуру и малые и средние предприятия», казалось бы, относится к реальному сектору, и касается злободневного для России вопроса: «откуда возьмутся деньги» на насущные потребности страны.

Но в этих трех пунктах документа G20 просматривается влияние европейской структуры с тесными связями в Лондоне — Клуба долгосрочных инвесторов (Long Term Investors Club, LTIC), решительно выступающего против суверенного кредитования развития. Главный аргумент LTIC в том, что поскольку по правилам Маастрихта и прочих программ бюджетной экономии государства не должны создавать суверенный кредит, и поскольку возможности банковской системы после 2008 года сомнительны, единственный вариант финансирования проектов инфраструктуры с окупаемостью в десятки лет заключается в привлечении средств частных инвесторов в формате частно-государственных партнерств (PPP, “public-private partnership”).

Министры финансов G20 приветствуют «Принципы высокого уровня по финансированию долгосрочных инвестиций для институциональных инвесторов», разработанные ОЭСР в ходе консультаций с членами «Группы двадцати» (ОЭСР была одним из главных инициаторов создания Клуба долгосрочных инвесторов в 2009 году). Этот документ изобилует призывами к созданию частно-государственных партнерств и «зеленому» развитию. Коммюнике G20 также делает упор на частно-государственные партнерства и констатирует, что нужно определить, «как лучше мобилизовать частные источники финансирования и рынки капитала» и добиваться «расширения посредничества глобальным накоплениям для стимулирования долгосрочного финансирования продуктивных инвестиций».

Просматривается желание ОЭСР и Клуба долгосрочных инвесторов наложить руку на пенсионные и суверенные фонды. На секции Петербургского международного экономического форума Эдуардо Ревильо, экономист Cassa Depositi e Prestiti (Италия), входящей в Клуб долгосрочных инвесторов, упомянул расчеты ОЭСР: «потенциальные источники долгосрочных инвестиций» — пенсионные фонды, суверенные фонды и страховые компании, обладают в общей сложности 93 триллионами долларов по всему миру (по сравнению с 10 триллионами депозитов в американских банках и 20 триллионами в банках еврозоны).

Пусть слова «финансирование продуктивных инвестиций» не вводят вас в заблуждение. В трактовке Клуба долгосрочных инвесторов и ОЭСР они означают «зеленую» инфраструктуру с низкой плотностью потока энергии (ветровые электростанции и пр.), и модель PPP, когда частные инвесторы получают доходы и даже сами проекты в собственность, а государства дают гарантии от риска потерь.

Для финансовой олигархии доходы, которые они могут получить от частной собственности инфраструктуры, организованной в виде «долгосрочных» частно-государственных партнерств, ничем не отличаются от денег, конфискованных у вкладчиков. Финансовые потоки для них ничем не отличаются. И то и другое — средства грабежа.

Накануне встречи министров G20 министр финансов России Силуанов 17-18 июля был главным оратором на московской конференции «Устойчивое развитие через долгосрочные инвестиции». Министр экономики Улюкаев выступил на секции «вызовы долгосрочным инвестициям», на которой председательствовал Владимир Дмитриев, управляющий государственным банком ВЭБ — официальным членом Клуба долгосрочных инвесторов от России. Присутствовал Франко Бассанини — вице президент Клуба, управляющий Cassa Depositi e Prestiti, замешанный в скандале с деривативами через банк Monte dei Paschi di Siena[12].

Лучший выбор

Описанные выше мрачные перспективы нельзя считать неизбежными. Восстановление законодательства Гласса-Стиголла может открыть двери государственным системам кредита, с ними и надеждам на человеческую жизнь, а не существование по людоедским законам банкиров. В таком случае станет возможно всерьез отнестись к Стратегической обороне Земли, которую Рогозин предлагал вынести на повестку саммита G20, а также заняться атомными электростанциями нового типа, необходимыми для проектов инфраструктуры и промышленного развития нашей планеты.

В выступлении в сентябре 1994 года Ларуш указал государственным деятелям, чем им следует заняться:

«Сегодняшний миропорядок может завершиться двумя путями. Правительства опомнятся, и в какой-то момент в недалеком будущем проведут через банкротство центральные банки, международные финансовые учреждения и крупнейшие банки, а также валютные учреждения планеты. Все финансовые и валютные учреждения во всем мире на сегодняшний день банкроты, они жульничают, чтобы продлить свое существование. Но вся система — банкрот.

Но если у правительств не хватит смелости это сделать, а это мы видим сегодня, дело подойдет к точке распада — не просто краха, не в 1929 год и не в 1931-ый, — а произойдет распад всей валютно-финансовой системы …

В первую очередь необходимо избавиться от международных/наднациональных учреждений, над которыми у государств нет контроля, их контролирует олигархия. Нужно восстановить принципы суверенных национальных государств, и отношения между государствами должны строиться на принципах их суверенности, так как каждое из которых обладает достоинством независимой индивидуальности.

Справедливой может быть только такая система. Никаких чудес, сотворяемых наднациональными учреждениями. Если четыре или пять крупнейших стран соберутся и объявят МВФ банкротом, тогда МВФ действительно будет банкротом — во всем мире»[13].

То же самое с БМР и СФС.

В статье использованы исследования экспертов EIR Аллена Дугласа (США), Роджера Мура (Германия), Клаудио Челани (Италия), журналиста французской газеты "Nouvelle Solidarite" Карела Верейкена, и материалы, опубликованные в газете Совета граждан-избирателей Австралии "The New Citizen". Английский текст появился в номере EIR от 23 августа 2013 г.

www.larouchepub.com/russian


[13] Л. Ларуш, “We Must Build a Bridge from Hell to Purgatory”Построить мост из ада в чистилище»), видео, 1994 г.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

1 comment or Leave a comment
Comments
From: alexander_adv Date: September 3rd, 2013 07:11 pm (UTC) (Link)

Президент России надеется...

Спасибо вам, Рейчел, за статью. Очень хороший анализ.
1 comment or Leave a comment