?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Русскоязычные страницы движения Ларуша Previous Previous Next Next
Х. Цепп-Ларуш. Конец глобализации - rachel_douglas
rachel_douglas
rachel_douglas
Х. Цепп-Ларуш. Конец глобализации
Конец глобализации. На стратегическом перепутье «Четыре закона» Ларуша задают вектор развития

Видео-обращение Хельги Цепп-Ларуш, основателя Шиллеровского института на VI Международной конференции по фундаментальным и прикладным проблемам устойчивого развития в системе «природа – общество – человек» – «Проектирование будущего мира».
19-20 декабря 2016 года. Университет «Дубна», Дубна, Московская обл., РФ.




Перевод расшифровки записи

Уважаемые участники конференции в Дубне, уважаемый профессор Большаков!
      Считаю за честь получить возможность еще раз выступить на вашей конференции, особенно в этот чрезвычайно драматический и волнующий момент в истории. Прямо сейчас мы переживаем мировую революцию. Мы видим крах парадигмы глобализации. Ирония истории, возможно, заключается в том, что эта парадигма существовала лишь около 25 лет. Начиная с распада Советского Союза в 1991 году, для неё было свойственно представление о том, что должен существовать однополярный мир, и будет законным свергать те правительства, которые не согласятся на этот однополярный мир,—свергать посредством смены власти, «цветных» революций или даже войн, основанных на лжи, которые мы во множестве видели на Ближнем Востоке.
      Экономическая сторона этой глобализации принесла с собой неолиберальный монетаризм, создавший условия, при которых богатые разбогатели настолько, что не знают, как использовать всё накопленное ими; средний класс скатывается в бедность; и всё больше людей беднеют настолько, что, не имея работы вообще или, несмотря на работу в нескольких местах, не могут свести концы с концами.
      Вот по этой причине и произошел бунт. Он начался в июне прошлого года с «брексита» в Великобритании, продолжился избранием Дональда Трампа в США, и мы только что видели, как на референдуме в Италии проголосовали «против» фактически по той же самой причине: из-за полного недоверия населения властям, которые совершенно не соответствуют интересам общества и простых людей. Эта революция, осмелюсь предсказать, продолжится до тех пор, пока не будут устранены связанные с нею проявления несправедливости, которые вызвали гибель множества людей либо в войнах, либо экономическими средствами.
      К счастью, альтернатива уже существует. Вы знаете, что в течение этих же 25 лет наше движение занималось идеей строительства евразийского наземного моста, который мы уже в 1991 году назвали «Новым Шёлковым путём». Мы пропагандировали эту идею нового мирового экономического порядка, основанного на принципах физической экономики, которые были предложены г-ном Ларушем почти 50 лет назад в качестве основы такого нового порядка.
      Наконец, после множества трудностей, в сентябре 2013 года президент Си Цзиньпин в выступлении в Казахстане включил вопрос о Новом Шёлковом пути в международную повестку дня. И после этого сотрудничество на основе принципа взаимного выигрыша между странами Азии, но вместе с тем и в других регионах, развивается невероятными темпами. Естественно, Китай экспортирует очень успешную китайскую модель экономики. Китай смог добиться развития своей экономики, совершив за 30 лет то, для чего промышленно развитым странам потребовалось почти 200 лет. Китай экспортирует эту экономическую модель, исходя из концепции взаимного выигрыша—идеи о том, что все страны-участницы будут иметь равную выгоду и равные преимущества. Эта же идея лежала в основе Вестфальского мира: внешняя политика может быть успешной, только если она проводится на благо другой стороны.
      Я знаю, первоначально в России спорили о том, не будет ли это противоречить российским интересам. Но сейчас, я думаю, произошли очень успешные изменения. Совсем недавно на сентябрьском Восточном экономическом форуме во Владивостоке с участием Президента Путина, премьер-министра Японии Синдзо Абэ и 2500 делегатов из Китая и других азиатских стран обсуждалась интеграция программы «Один пояс, один путь» и проектов Евразийского экономического союза. Евразийская интеграция развивается стремительно. В ней участвуют уже больше 100 стран и международных организаций. Она включает интеграцию инфраструктур, сотрудничество в сфере высоких технологий (особенно в энергетике, в том числе в атомной энергетике), сотрудничество в освоении космоса. Она стала очень привлекательной движущей силой. После Владивостока процесс интеграции продолжился на саммите G-20 в Ханчжоу, затем состоялась конференция АСЕАН в Лаосе, после нее—ежегодная конференция БРИКС на Гоа, последним примером стала конференция АТЭС в Перу. Многие страны Латинской Америки присоединяются к этому процессу развития.
      Эта экономическая модель уже приходит и в Европу: входящие в группу «16+1» страны Центральной и Восточной Европы сотрудничают с Китаем в сфере развития инфраструктуры. Но ясно, что без участия России невозможно работать с Китаем из Центральной и Восточной Европы так, чтобы реально сформировался мирный порядок. ЕС занял крайне недружелюбную позицию, не приняв предложение Си Цзиньпина о сотрудничестве по принципу взаимного выигрыша. Не приняли в ЕС и многочисленные предложения Президента Путина о сотрудничестве в вопросах евразийской интеграции от Атлантики до Тихого океана.
      Но сейчас, с избранием Трампа, ситуация может измениться. Уверенности в этом пока нет, но изменение возможно. Ясно одно: если бы была избрана Хиллари Клинтон, то мы, вероятнее всего, быстро приблизились бы к порогу Третьей мировой войны. Есть надежда, что этого не случится, поскольку Трамп уже разговаривал по телефону с президентами Путиным и Си Цзиньпином. Он сказал о своем желании нормализовать отношения между Россией и США.
      Этого явно недостаточно, но Трамп также пообещал, что будет реализовывать подписанный Франклином Рузвельтом Закон Гласса-Стиголла о разделении коммерческих и инвестиционных банков, и в течение первых ста дней пребывания на посту президента начнёт программу развития инфраструктуры в США, стоимостью 1 трлн. долл., чтобы сделать инфраструктуру страны самой современной в мире. Здесь ему предстоит большая работа, поскольку инфраструктура в США совершенно разваливается. Это может быть решением. Мы добавили в 370-страничный материал Шиллеровского института «Новый Шёлковый путь станет всемирным наземным мостом» (The New Silk Road Becomes the World Land-Bridge) ещё одну главу, в которой говорится, что США должны присоединиться к проекту Нового Шёлкового пути, так как им нужна масштабная программа развития инфраструктуры. Есть основания полагать, что Трамп её выполнит, ибо он—бизнесмен и, как только что отметил Президент Путин, успешный бизнесмен, у которого теперь будут обязанности на новом уровне. Кроме того, председатель комиссии китайского парламента г-жа Фу Ин заявила на конференции в Нью-Йорке, что предложенная Трампом программа развития инфраструктуры США может стать связующим звеном между экономикой США и концепциями Нового Шёлкового пути и «Один пояс, один путь». Если эту программу получится включить в повестку дня, то надежда и в самом деле есть.
      Г-н Ларуш, который тоже хотел бы направить вам приветствие (к сожалению, он сильно простудился, но всё равно шлёт вам приветствие) подчёркивает: для того, чтобы мир вышел из нынешнего кризиса, требуется как минимум реализация четырёх основных законов.
Первый закон—возврат к разделению коммерческих и инвестиционных банков, которое предусматривал подписанный Франклином Рузвельтом Закон Гласса-Стиголла,  то есть нужно сделать именно то, что сделал Рузвельт в 1933 г.: отделить инвестиционные банки от коммерческих. Выделить деривативы и безнадёжные долги, которые не могут быть погашены, и положить конец экономике казино. Если инвестиционным банкам придётся закрыться, то и хорошо, поскольку на самом деле казино в экономике нам не нужно.
      Второй закон восходит к идее национального банка в том виде, в каком его определил первый министр финансов США Александр Гамильтон. Он предполагает третий закон — право суверенного правительства выдавать кредиты при условии, что они направляются только в производственные капитальные вложения. Я считаю этот момент очень важным в сегодняшней России в связи с экономическим наследием ельцинского периода: остаётся вопрос о том, кто имеет право выдавать кредит. Для России чрезвычайно важна эта идея о том, что у суверенного правительства есть право выдавать кредит. Я не имею в виду деньги, не имею в виду резервы, не имею в виду бумажные деньги на финансовых рынках. Я имею в виду нечто совершенно иное. Я говорю, что суверенное государство имеет право предоставлять кредитные линии для капиталовложений в те отрасли экономики, в которые вы бы инвестировали, будь экономика в хорошем состоянии. Именно это сделал Гамильтон, а также Авраам Линкольн со своей политикой бумажных денег (“зелёных спинок»), но особенно Франклин Рузвельт с «новым курсом». После введения в действие Закона Гласса-Стиголла Корпорация финансирования реконструкции (Reconstruction Finance Corporation, RFC) выдала кредиты для выполнения крупных, огромных инфраструктурных проектов—таких, как Администрация долины Теннесси и других,—благодаря им вывела США из Великой депрессии и к концу Второй мировой войны превратила их в самую процветающую страну в мире.
      Такой же вариант кредитного механизма использовал в Германии после войны Kreditanstalt für Wiederaufbau для финансирования капитальных вложений и восстановления страны. Через несколько лет это привело к «экономическому чуду», которым все восхищались.
Раньше, в 1931 году, д-р Вильгельм Лаутенбах (Wilhelm Lautenbach) представил в министерство Германии доклад и предложил в нём практически ту же идею, которую двумя годами позже Рузвельт воплотит в жизнь в США. По словам Лаутенбаха, депрессия в мировой экономике совпала с мировым валютным кризисом, обычные рыночные механизмы перестали функционировать, и решить эту проблему могло только государство. Именно у государства было право и власть для выдачи кредита. При условии, что кредит поступает в реальное производство, основанное на принципах физической экономики, он не приводит к инфляции. Это единственный способ, с помощью которого можно запустить экономику.
      Несомненно, этот же принцип будет работать и в сегодняшней России, если люди откажутся от идеи «денег» и перейдут к идеям физической экономики.
      Четвёртый закон, на исключительной важности которого настаивает Ларуш,—это необходимость приоритетной программы развития управляемого термоядерного синтеза (УТС) и международного сотрудничества в освоении космоса. Мировой экономике недостаёт качественного повышения производительности из-за парадигмы глобализации. Капитальными вложениями в фундаментальные исследования и научные разработки в последние 25 лет пренебрегали  настолько, что сегодня мировая экономика не в состоянии обеспечить существующее население планеты всем необходимым. Эту ситуацию можно исправить только при помощи гигантского скачка в производительности, который должен быть результатом повышения плотности потока энергии в производственном процессе. Необходимый следующий шаг в этом направлении—управляемый термоядерный синтез.
      Термоядерный синтез решает одновременно несколько проблем. В прошлом году были достигнуты значительные успехи: введён в строй стелларатор в немецком Грайфсвальде и получены прорывные результаты в работе экспериментального сверхпроводящего токамака EAST в Китае. Всё, что нужно,—это соответствующее финансирование, чтобы приоритетная программа привела к успеху и потенциальному коммерческому использованию термоядерной энергии. Эта технология обеспечит энергию и сырьевую безопасность для всего мира, а также решит проблему новой формы двигателя для космических путешествий; она невероятно сократит время полётов, что необходимо для таких длительных экспедиций, как полёты на Марс.
      Китайцы ушли очень далеко вперёд. Они планируют в будущем году посадить космический аппарат на обратной стороне Луны. Они пригласили многие страны на Китайскую космическую станцию, которая будет готова в 2022 г., они будут добывать гелий-3 на Луне в качестве топлива для земной экономики, построенной на термоядерном синтезе.
      Всё это очень увлекательно. Как неоднократно говорил г-н Ларуш, человечество—это единственный творческий биологический вид, и пока что единственный известный нам творческий вид во Вселенной. Это не исключает возможности того, что в конце концов мы найдём другие разумные существа из других галактик, ведь существует около 2 триллионов галактик; это серьёзный вопрос. Но я думаю, что мы сейчас на пороге совершенно новой парадигмы. Если мы будем стремиться к научным открытиям такого же масштаба, какие сделал Альберт Эйнштейн в вопросе о роли человека во Вселенной и о том, как мы воспринимаем себя, наше творческое мышление как наиболее развитый аспект Вселенной,—то мы сможем изменить идентичность человечества и, таким образом, станем по-настоящему взрослыми и будем работать вместе. Гении разных народов и разных культур легко могут работать вместе, как астронавты и космонавты, если они понимают общие цели человечества, над достижением которых мы должны работать, вместо погони за геополитическими целями.
      Я думаю, мы на пороге такой новой парадигмы. Я думаю, что если сегодня мы все будем действовать совместно, использовать эту возможность изменить Соединённые Штаты, добиться нового сотрудничества между США и Россией, и перейти к совершенно новой модели экономики—к тому, что многие назвали общей судьбой или общим будущим единого человечества,—перед нами лежит великое будущее.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Leave a comment