March 8th, 2013

Fala

Федеральная резервная система - банкрот

ФРСбанкрот

Деннис Смолл

27 февраля 2013 г. (EIRNS) — Для всех, кто следил за тем, что пишет Линдон Ларуш уже многие годы, удивляться нечему, но вот до Федеральной резервной системы США, уолл-стритовской тусовки и их лондонских старших партнеров наконец доходит, что сама ФРС уже поплыла.

Агентство Блумберг сообщило 26 февраля, что его расследователи заказали у MSCI стресс-тест Федеральной Резервной Системы — у той самой компании, которая по заказам ФРС испытывает на прочность 19 крупнейших американских банков. Применив те же критерии, что и для банков, MSCI установила, что при «неблагоприятном» сценарии выхода из «количественного смягчения» потери активов ФРС (составляющих сегодня три триллиона долларов балансовой стоимости, по сравнению с 869 миллиардами на август 2007 г.) при рыночной переоценке составят 547 миллиардов за три года. Даже при самом благоприятном развитии событий потери составят 216 миллиардов. Блумберг констатирует: потенциальные потери невиданные за столетнюю историю ФРС.

Это гораздо больше собственных капиталов ФРС. Если спуститься на землю, то в переоценке по рынку ФРС — банкрот. И сохранить иллюзию состоятельности (чего и хочет Бернанке) можно только, печатая деньги для покрытия убытков или же игнорируя корректировки по рынку — если удерживать активы до погашения. Вот логика подхода «пан или пропал» в азартной игре с деривативами.

Эти оценки потерь намного больше, чем официальные прогнозы при просчете вариантов выхода из «количественного смягчения» — в худшем варианте, просчитанном самой ФРС, равные 120 миллиардам. (Даже в таком варианте потери превышают собственный капитал ФРС.) Потери оказываются больше, чем можно было бы предполагать, отчасти из-за операции «Твист» («Скручивание»), бывшей частью недавних «количественных смягчений». В ходе этого маневра ФРС обменяла краткосрочные казначейские обязательства на долговременные, последние, конечно, сильно подешевеют при повышении ставок, когда лавочка со «смягчением» закроется.

Очевидно, все это подтекст внутренней возни в ФРС и среди банкиров после заседания Федерального комитета по операциям на открытом рынке 29-30 января. Этот же вопрос был главным в выступлении Бернанке в Сенате 26 февраля, так как сведение на нет доходов ФРС (вследствие того, что размер предстоящих потерь превышает все доходы от операций по кредитованию) означает, что ее регулярные денежные переводы в Казначейство (составляющие 70-80 миллиардов долларов ежегодно) исчезнут. Сенатор Боб Коркер после выступления Бернанке на слушаниях в Конгрессе написал ему письмо с просьбой уточнений, и спросил — «У нас что, назревает серьезная проблема с проводимым курсом

Блумберг цитирует бывшего члена Совета управляющих ФРС Лоренса Мейера: «Политические последствия могут быть весьма серьезными, учитывая, что деньги, которые должно было получить министерство финансов пойдут на уплату процентов по резервам крупным финансовым учреждениям. У ФРС могут возникнуть проблемы с разъяснениями своих действий, это может отрицательно повлиять на ее репутацию».

Ну да…

www.larouchepub.com/russian

Fala

В США опубликован законопроект, восстанавливиющий национальный банк

Комитет политических действий Ларуша представляет проект закона, восстанавливающего первоначальный Банк США

27 февраля 2013 года

Одновременно с появлением последних известий о том, что ФРС — банкрот, Комитет политических действий Ларуша (LPAC) опубликовал проект закона «О восстановлении первоначального Банка США». Закон с преамбулой, разъясняющей его принципы — вторая часть трехступенчатой программы LPAC. (Первая необходимая мера — восстановление закона Гласса-Стиголла для защиты нормального банковского дела от спекулятивных операций инвестиционных банков.)

В введение автор Майкл Кирш описывает принципы кредитной системы, воплощенные первым министром финансов США Александром Гамильтоном, которые противоположны монетаристской системе, навязанной миру Британской финансовой империей. «Монетаризм всегда обращен в прошлое, всегда хочет превратить в деньги результаты прошлого труда, не заниматься созданием нового богатства, — пишет Кирш. — В кредитной системе мерой стоимости является не капитал или деньги, а интеллектуальный потенциал, наращивающий производительную мощь труда, которая в свою очередь увеличивает производство и стоимость товаров, труда и капитала».

Кирш напоминает о борьбе, развернувшейся в свое время в США по поводу гамильтоновской кредитной системы, рассказывая о саботаже этой системы со стороны президента Томаса Джефферсона, ее возрождении Мэтью Кэри, разрушении британским агентом Эндрю Джексоном и героических усилиях президентов Линкольна и Франклина Рузвельта восстановить ее, даже в отсутствие Национального банка.

Идею кредитной системы поразительно точно изложил один из экономических советников Линкольна, Уильям Элдер, писавший в 1871 году: «Общество без кредитной системы это общество дикарей. Экономика, капитал в которой будет ограничен только материальной собственностью, превратится в деспотизм собственности, она будет мертва, как бездушная земля, в которой все ценное связано кристаллами, а все общее и скромное — бессильно и неподвижно, как камень, хранящий золото и серебро».

Кирш суммирует элементы законодательства для создания национального банка, капитализируемого частью федерального долга, также облигациями штатов и муниципалитетов, что позволит финансировать строительство инфраструктуры, промышленности и производства, в соответствии с принципами Гамильтона вкладывать деньги в развитие производительной мощи труда, а не просто производить деньги, как это сейчас делает ФРС. Затем следует текст законопроекта.

www.larouchepub.com/russian