rachel_douglas (rachel_douglas) wrote,
rachel_douglas
rachel_douglas

3-а. Евросоюз - проект Британской империи

Европейский Союз — проект Британской империи

Аллен Дуглас


Предисловие
1.
Британская империя в новом обличье

2.Эпоха Трумэна в Европе
3.Монне и корни глобализации (а)
3.
Монне и корни глобализации (б)
4.После войны (а)
4. После войны (б)
5.Монне — автор Римских договоров

Приложение 1. Европейский Союз — дитя англо-голландской парламентской системы
Приложение 2. Мировое правительство олигархии
Приложение 3. Монне и Уэллс — от транспортных картелей к мировому правительству

3. Монне и корни глобализации

        Монне родился в Коньяке во Франции, в семье знатных виноделов. Семейные связи с Лондоном, где в 1904-1906 году Монне представлял свою фирму, позволили ей стать единственным поставщиком коньяка могущественной канадской Компании Гудзонова залива (КГЗ; Hudson's Bay Company, HBC). Два руководителя КГЗ были людьми Лазара, это были крупнейшие финансисты 20-го века: глава КГЗ Роберт Киндерсли, также возглавлявший лондонское отделение банка Лазара, а его заместитель Бранд был членом правления банка Лазара. Связи с этими людьми стали для Монне отправной точкой карьеры, а Бранд оставался его покровителем на протяжении десятилетий.

Киндерсли работал на Лазаров с 1905 года до смерти в 1954 году, и был управляющим банка Англии с 1914 по 1946 год. Вместе с Брандом он был автором плана Дауэса для Германии 1924 года. Бранд принадлежал к сливкам британской олигархии, его отец виконт Бранд был 24-ым бароном Дейкрским.

Бранды имели семейные связи с несколькими семействами из кругов Сесилей, самого влиятельного олигархического клана Англии[17]. Два брата Бранда были королевскими помощниками.

Бранд был финансовым советником лорда Сесила, лидером блока Сесила и председателем Верховного экономического совета союзников (ВЭСС; Supreme Allied Economic Council, SAEC), созданного по Версальскому договору в 1919 году. Позже он станет главным английским «контролером американцев», начиная со времен его пребывания в Вашингтоне в 1941-1946 годах, где в 1946 году они вместе с Джоном Мейнардом Кейнсом оговаривали условия представления огромного займа в 3,5 миллиарда долларов для спасения Британии от банкротства.

    Во время Первой мировой войны Бранд и Киндерсли пригласили Монне в Лондон, где поначалу он представлял французскую Службу гражданского обеспечения, а затем переключился на совместные англо-французские «закупочные комиссии», которые станут фундаментом послевоенных продовольственных, транспортных, военных и прочих картелей. В свою очередь, Монне посодействовал получению КГЗ эксклюзивного контракта на поставку военного снаряжения во Францию из Канады. Канадскую имперскую службу воинского снаряжения создал сам Бранд. Когда у Франции возникли затруднения с оплатой заказанного снаряжения, Монне обратился «к своим друзьям в Компании Гудзонова залива. Они согласились предоставить Франции заем в один миллиард золотом для оплаты канадской пшеницы»16. За услуги КГЗ выделил Монне личный заем, который позднее был списан.

        В результате Первой мировой войны возникли сырьевые картели, базирующиеся в Лондоне, сохранявшие свою структуру на протяжении 20-го века. В картелизации и консолидации экономического контроля Монне и его спонсоры видели будущие политические контуры Европы, какой они хотели ее видеть.

        В начале войны все страны, воевавшие против немцев, на свое собственное усмотрение закупали муку, мясо, сахар и прочее продовольствие. Как вспоминал Монне, для того, чтобы «предотвратить конкуренцию, взвинчивающую цены», англичане создали совместные закупочные комиссии. Первой была комиссия по закупкам пшеницы, ее создали в 1916 году Монне и Дж. Артур Солтер — чиновник британского министерства транспорта и по совместительству член Круглого стола, позднее вместе с Монне он заседал в Верховном экономическом совете союзников. Солтер также был секретарем. Комиссии по репарациям (1919-1922), а затем директором отдела по экономике и финансам Секретариата Лиги наций до 1931 года. «Я полагал, — писал Монне, — что комиссия по закупкам пшеницы станет прототипом совместных организаций союзников по совместному правлению стратегическими ресурсами… Внезапно общие интересы вытеснили национальные»[18].

        Были созданы и другие комиссии для регулирования закупок масел, зерна, жиров, сахара, мяса и нитратов, для решения проблем перевозок был организован Союзный совет по морскому транспорту (ССМТ). О последнем Монне писал: «Транспортная структура открыла новые горизонты, появилась возможность контроля всех морских судов, союзных и нейтральных, их классификации, перемещений и перевозимых грузов. Такие действующие реестры стали возможными благодаря мощной разведывательной сети, которой руководил Солтер. Постепенно новые комиссии должны были обеспечить централизацию всех программ снабжения… Впервые возник инструмент получения информации и принятия решений по управлению экономикой нескольких стран, вынуждая их делиться до того секретной информацией. Было естественно полагать, и так это и было, что эта система сохранится в восстановительный период после войны, и доказав свою эффективность, превратится в регулирующий механизм международной жизни».

Монне не скромничал по поводу политического смысла таких организаций: «В 1917-1918 годах не было преувеличением утверждение, что снабжать армии и гражданское население могла только система, обладающая квази-диктаторской властью».

        К концу войны в ноябре 1918 года «транспортное объединение стало… нервом всей военной экономики. И это качество оно сохранило и в послевоенный период». Во времена президента Вильсона и его правой руки англофила полковника Хауса, правительство США присоединилось к различным организациям. Министр торговли Франции Клементель заметил Вильсону: «Эта формула мирового контроля товарных ресурсов достаточно убедительна, чтобы начать мирное наступление… Пакт о мире, предусматривающий экономические санкции против любого государства, нарушающего этот пакт, должен стать основой Лиги наций». Монне писал: «Мировой контроль сырья и промышленных товаров союзными державами стал реальностью благодаря комиссиям и целевым комитетам, которыми мы управляли из Лондона». За труды на благо Британской империи Монне был награжден Большим крестом Ордена Британской империи.

        Из-за оппозиции Сената и других учреждений США вскоре вышли из этих картелей, потому что, как горевал Монне, «с точки зрения американцев эти комиссии усиливали английский контроль сырьевых ресурсов»[19].

        За время работы в ССМТ Монне наладил связи с людьми, которые сохранит всю оставшуюся жизнь — с партнером «Дж. П. Морган» Дуайтом Морроу и братьями Даллесами. В конце войны ССМТ вошла в состав ВЭСС Сесила/Бранда. Монне и Клементель предлагали Вильсону сохранить Верховный экономический совет союзников «как ядро экономического союза», который будет править миром. Монне был французским представителем в ВЭСС.

Лига наций

ВЭСС подготовил проект устава Лиги наций, а лорд Сесил благословил сэра Эрика Драммонда, 16-го графа Пертского и фанатика «мирового правительства», ее возглавить. Заместителем генерального секретаря лорд Сесил выбрал Монне, которому в то время был 31 год. Круглый стол предполагал превратить Лигу наций в мировое правительство, о чем скажет Черчилль в своей речи о железном занавесе: «Были надежды и беспочвенная уверенность, что… Лига наций станет всесильной».

Солтер и Бранд из банка «Лазар» подготовили проведение экономической конференции в Брюсселе в октябре 1920 года, во время которой была создана Экономическая финансовая организация, ставшая структурой Лиги наций. Солтер возглавил ее и назначил руководителями отделений людей, руководивших из Лондона картелями, созданными во время войны. Руководители и их штат из 120 работников собрали вещи и просто переселились в секретариат Лиги наций! При Солтере и Монне эта организация разрабатывала планы послевоенной «коррекции» — в стиле сегодняшнего МВФ — для Австрии, Польши, Венгрии, Греции и Болгарии, по единым рецептам: жесткое сокращение бюджетных расходов и создание «независимых центральных банков». Монне все же сетовал в своих Мемуарах, что «национальные суверенитеты препятствовали… демонстрации общего интереса», — т. е., продолжению грабежа.

О штате Солтера Монне писал, что «этих людей кооптировали одного за другим, не обращая внимания на национальность, и чего не было никогда ранее, эти люди при исполнении своих обязанностей были полностью оторваны от верности своим странам». В памфлете Фабианского общества Джордж Бернард Шоу ликовал: «В Женеве вершатся поистине великие дела, создается международная общественная служба, руководят которой министры коалиции, которая является по сути зародышем мирового правительства. В атмосфере Женевы патриот чахнет, патриот там просто шпион, которого нельзя расстрелять».

        Всеми этими «реорганизациями» дирижировал Банк Англии, писал Монне. Банк Англии был эпицентром англо-голландской финансовой системы с самого момента его основания в 1694 году, через шесть лет после того как голландец Вильгельм Оранский захватил английский престол. При Монтегю Нормане Банк Англии сыграл решающую роль в возвышении Гитлера. Норман был другом Монне, Монне о нем писал так: «Сегодня трудно представить, какими были престиж и власть этого учреждения в начале века… Он [Норман] несколько раз приглашал меня к себе, и я стал его другом».

        В Лиге наций Монне работал до декабря 1923 года. В августе 1926 года он уже был вице-президентом «Сосиете франсез Блэр & ко.», французского отделения влиятельного инвестиционного банка «Блэр» из Нью-Йорка. Из-за кулис частного сектора Монне продолжал свою деятельность в Лиге наций: «стабилизировал» валюты введением мер экономии, организовывал международные займы, например французский заем 1926 года для «стабилизации валюты», в результате которого «Лазар» обобрал страну до нитки.

Заместителем у Монне в банке «Блэр & ко.» был Рене Плевен, служивший ему десятки лет — министром иностранных дел Франции, а затем премьер-министром Франции. Номинально в 1950-х Плевен станет автором концепции Европейского оборонительного сообщества (в действительности, план написал Монне). Плевен также стоял за займом 1927 года для стабилизации польского злотого, главным американским партнером Монне в этой операции был его друг по ССМТ Джон Фостер Даллес.

        С началом Великой депрессии президент Рузвельт развернул борьбу с «экономическими роялистами» Уолл-стрита и Лондона для восстановления экономики страны. В Германии экономист Вильгельм Лаутенбах и его единомышленники из общества Фридриха Листа безуспешно пытались сделать то же самое.[20] Но не Монне. Все 30-е годы он прилежно служил английской финансовой олигархии.

        В 1932 году Монне контролировал ликвидацию финансовой империи Ивара Крёгера, знаменитого шведского спичечного короля, контролировавшего 80% мирового производства спичек, «большую часть европейской бумаги и целлюлозы, четырнадцать телефонных и телеграфных компаний в шести странах, значительную часть крестьянской ипотеки в Швеции, Франции и Германии, восемь железных рудников и многие другие предприятия, включая банки и газеты в различных странах»[21].

        Три года с 1934 по 1936 год Монне провел в Китае советником министра финансов Т. В. Суна, шурина председателя Национального правительства Китая Чан Кайши. В это время Монне работал на международный финансовый консорциум, в состав которого входили «Блэр & ко.», «Лазар», и «Банк Гонконга и Шанхая». Он продвинул члена Круглого стола Артура Солтера в руководство национального экономического совета Китая.

По возвращении в Нью-Йорк Монне участвовал в попытке Блэра захватить «Банк Америки» А.П. Джаннини через холдинговую компанию банка «Блэр» «Трансамерика». Попытка провалилась, но Монне успел увести жену у сына Джаннини, итальянскую аристократку Сильвию ди Бондини.

        Влиятельные друзья Монне устроили ему и следующую работу: «После краха холдинговой компании Transamerica, где подвизался Монне, Джон Фостер Даллес и Роберт Бранд из финансовой империи братьев Лазар поставили его на (деловые) рельсы».[22] Даллес дал Монне и его другу, сочувствующему нацистам финансисту Джорджу Мурнейну, деньги для инвестиционных операций.

Помощь Гитлеру

        Война уже была на горизонте, когда в декабре 1939 года Монне тряхнул стариной и возглавил Англо-французский координационный комитет в Лондоне, где занялся созданием совместных англо-французских закупочных комиссий/картелей для военного снабжения. За год до этого по поручению президента Даладье он уже встречался с президентом Рузвельтом и другими чиновниками США на предмет закупки самолетов для Франции. Уже тогда он вызвал подозрение у министра финансов Генри Моргентау своими связями в банковском мире.

В Лондоне весной 1940 года Монне занимался подготовкой формального союза Франции и Великобритании — полного слияния двух государств. Когда после падения Франции в июне 1940 года эти планы утратили актуальность, лорд Бранд выдвинул Монне на пост заместителя председателя Британского совета по военным поставкам. В этом качестве Монне провел большую часть Второй мировой войны в США.

Моргентау, контролировавший продажу вооружений Франции и Англии до принятия программы ленд-лиза в 1941 году, начал расследование деятельности Монне, связанное с его довоенными деловыми связями с нацистской Германией, а также «сокрытием им и Мурнейном факта немецкой собственности компаний от американского правительства»[23]. Особое внимание привлекла компания «Америкэн Бош», которой руководил Мурнейн, оказавшаяся дочкой немецкого картеля в сердце нацистской военной машины.

Бош со штаб-квартирой в Штутгарте был главным европейским производителем комплектующих для автомобильной и авиационной промышленности и, по сведениям Министерства юстиции США, имел практически полную мировую монополию на производство топливных инжекторов. Его дочернее предприятие в США «было для нацистов орудием экономической войны, соглашения по системам инжекции с иностранными компаниями ограничивали производство и разработки этого оборудования за пределами Германии, а также использовались для получения немцами технической информации». Они также поставляли нацистам американское сырье и хлопок[24].

С Мурнейна и Монне в конечном итоге сняли подозрения, и «благодаря многочисленным доброжелателям… он не потерял уважение Уайт-холла и Вашингтона»[25]. В числе этих доброжелателей был Джон Макклой, де-факто лидер американской господствующей верхушки. В его бумагах сохранился «ответ Макклоя от 27 июня 1942 года на рапорт о возможных связях Монне с немецкими шпионами», Макклой пишет, что «я давно знаю Монне лучше, чем кто-либо в Вашингтоне, и я уверен в его преданности»[26].

Но это расследование привлекло внимание Рузвельта. Оно «побудило его обратить внимание на иностранную собственность в американских корпорациях… чтобы иностранные корпорации не владели слишком большими пакетами акций или облигаций в американских корпорациях»[27]. Деятельность американского филиала Бош стала предметом расследования управления Контролера иностранной собственности и комитета Килгора в Сенате США[28]. Моргентау на Монне не остановился, но занялся расследованием деятельности Бранда и банка Бранда — «Лазар Фрер», в котором Мурнейн скоро станет одной из ведущих фигур.[29]

Помимо защиты немецких картелей Монне не забывал о планах мирового правительства. Накануне Второй мировой войны приемный отец Феликса Рогатина Кларенс Стрейт из Круглого стола опубликовал скандальную книгу Union Now («Союз сейчас»), в которой призывал к слиянию США, Англии, Канады и других «атлантических демократий», что должно было стать фундаментом «мирового союза». Чтобы облегчить процесс слияния Монне и Джон Фостер Даллес вынашивали планы Межэкономического совета, взяв за основу ВЭСС Сесила/Бранда 1919 года, а Стрейт и Монне обсуждали «возможность включения в этом союз всей Европы».

(Продолжение)



[17] Carroll Quigley, The Anglo-American Establishment: From Rhodes to Cliveden (New York: Books in Focus, 1981). Куигли отмечает, что «с 1886 года влияние Сесилей в английской жизни было всепроникающим». Им принадлежит инициатива создания Круглого стола Сесила Родса, лорда Милнера, и других. Круглый стол объединил «Литтлтонов (виконты Кобхэмы),Уиндемов (бароны Леконсфильдские), Гросвиноров (герцоги Вестминстерские), Бальфуров, Вемиссов, Палмеров (графы Сельбурнские и виконты Волмерские), Кавендишей (герцоги Девонширские и маркизы Гартингтонские), а также Готорнов-Харди (графы Кранбрукские)».

Влияние Сесилей восходит к 16-му веку, когда их начали финансировать венецианские олигархи, и с тех пор англо-венецианский союз никогда не прерывался. Сегодня насчитывается около шестидесяти влиятельных венецианских семейств, большая их часть по-прежнему живет в Венеции. Родословные многих их них уходят в 9-ый век и ранее. Венецианцы записали в Золотую книгу, реестр патрицианских семей, другие видные олигархические семейства, которым они помогали на протяжении столетий, так что Серениссима обладает огромной и прочной властью.

В новое время англо-венецианский альянс стоял за созданием в 19-ом веке франкмасонской ложи Пропаганда Уно (П-1) лорда Пальмерстона и Джузеппе Мадзини и ее преемника, спонсора террористов — ложи П-2. Круглые столы пропагандируют идеи «новых средних веков», их из Венеции привез в Англию Джон Раскин в 1870-х годах. «Новый империализм» Британской империи с акцентом на идеологии и теневой власти а ля Венеция также пропагандировал Раскин. Дорогу Первой мировой войне открыли Балканские войны, инспирированные английским франкмасонством и венецианской группировкой Джузеппе Вольпи (приведшего Муссолини к власти). Даже Евросоюз и евро уходят своими корнями к англо-венецианским традициям.

Параллельно Монне строительством панъевропейского союза во имя «единой Европы» большую часть первой половины 20-го века занимался австрийский граф с венецианскими корнями — Рихард Куденхове-Калерги. А также бывший главный экономист МВФ Роберт Манделл, которого считают «отцом евро»: его карьере способствовала Сиенская группа, проект банка Монте деи Паски ди Сиена, принадлежавшего венецианскому семейству Киги. Киги давали Венеции деньги на взятки и подкупы во время борьбы последней с Камбрейской лигой в начале 16-го века — тогда была возможность стереть с лица земли венецианскую язву. Киги принимали активное участие в деятельности банка до начала 60-х годов 20-го века. Манделл часто бывал в Сиене, его архив издал сиенский банк.

В 2006 году, обращаясь к молодежи, Линдон Ларуш так высказался о природе современной финансовой олигархии: «Мы имеем дело с колониями финансовых олигархий, построенных на венецианских принципах, для контроля правительств используется власть центральных банков. На американском континенте боролись с этим. Это старая политика Венеции, и с середины 17-го века олигархия переместилась из Венеции, фактически ее не покидая, в среду англо-голландской либеральной аристократии, финансовой аристократии».

[18] Jean Monnet, Memoirs (London: Collins, 1978). Отсылки и цитаты Монне, относящиеся к созданию картелей во время Первой мировой войны и его послевоенной деятельности, взяты из его мемуаров, если не указано другое.

[19] Начиная с Первой мировой войны и до 1946 года многие американские конгрессмены энергично защищали суверенитет США от посягательств международных картелей. Между 1938 и 1946 годами Сенат провел многочисленные слушания по этим вопросам, включая саботаж картелями военной политики США. Примечательны девять слушаний в 1941-1942 годах по картельному владению патентами, проведенных комитетом Бона, и 16 слушаний по препятствиям военной мобилизации экономики комитета Килгора. См. Allen Douglas, “U.S. Senators Once Did Fight Fascism” («Когда-то конгрессмены США боролись с фашизмом»), EIR, 11.08.2006.

[20] Helga Zepp-LaRouche, “Germany and the Lautenbach Plan: Can We Learn From History?” («Германия и план Лаутенбаха: Способны ли мы учиться у истории?»), EIR, 27.12.2002.

[21] Quigley, Tragedy and Hope, p. 358.

[22] JMDS.A-01, Inter-War Years (Межвоенные годы).

[23] JMAS.C-02 Morgenthau Diaries (Дневники Моргентау); JMAS-43, Treasury Investigation (Расследование, проведенное Министерством финансов США), 1942.

[24] Robert Franklin Maddox, The War Within World War II. The United States and International Cartels (Westport, CT: Praeger Publishers, 2001), p. 19.

[25] JMAS.C-02, Morgenthau Diaries (Дневники Моргентау).

[26] JMDS-22, Jean Monnet and John McCloy (Монне и Макклой).

[27] JMDS-27 Treasury Investigation, op. cit.

[28] 1943-45 Слушания Подкомитета по научно-технической мобилизации Комитета по военным делам, председатель — сен. Харви Килгор, демократ от штата Западная Виргиния («Комитет Килгора»).

[29] JMDS-27 Treasury Investigation, op. cit.

Tags: Англия, Гитлер, Жан Монне, Круглый стол, Лига наций, Роберт Бранд, Сесил, Франция, глобализация, евросоюз, картели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments