?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Русскоязычные страницы движения Ларуша Previous Previous Next Next
О финансовом кризисе и экономических решениях (1) - rachel_douglas
rachel_douglas
rachel_douglas
О финансовом кризисе и экономических решениях (1)

Размышления в первые месяцы 2018 года о финансовом кризисе и экономических решениях

В первые месяцы 2018 г. многие крупные страны переживают политические изменения или даже потрясения. Эти политические процессы разворачиваются на фоне грозных признаков в мировой финансовой системе, что стало темой трёх статей Элизы Баруик (Elisa Barwick), главного редактора Australian Alert Service (издания политической партии Совет граждан-избирателей Австралии) и активиста международного Шиллеровского института. Фрагменты этих статей приводятся ниже.


(1) Добро пожаловать в 2018 год – «год опасной нестабильности»

10 января 2018 г. — Перед уходом с поста председателя Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен (Janet Yellen) заявила на пресс-конференции 13 декабря 2017 г.: «Я думаю, когда мы смотрим на другие индикаторы рисков для финансовой стабильности, никакие красные или, возможно, даже оранжевые лампочки не мигают. <…> Мы не видим никакого тревожного наращивания долговой нагрузки или чрезмерно высокого роста кредитования».

Однако организация, от которой она получает информацию — Управление финансовых исследований (УФИ; Office of Financial Research, OFR), — сама использует «тепловую карту» для измерения риска. В годовом отчете за 2017 г. УФИ заявило, что рыночный риск находится в красной зоне. «На мониторе тепловой карты коэффициенты компаний «долг / активы» и «долг / прибыль» находятся в красном секторе», а «доля государственного долга США в ВВП — самая высокая за последние десятилетия».

27 декабря аналитики Пэм и Русс Мартенс из интернет-ресурса финансовых новостей Wall Street on Parade писали: «ФРС не увидела приближение грандиозного финансового краха в 2008 г. Несмотря на это, в соответствии с Законом Додда-Франка [«О реформе Уолл-стрит и защите потребителей» от 2010 г.] ей были даны расширенные полномочия в области банковского регулирования, и сегодня она осуществляет надзор над крупнейшими банковскими холдингами Уолл-стрит в США, помимо выполнения функций центрального банка страны, отвечающего за денежно-кредитную политику. <…> Председатель ФПС ещё больше подрывает свою организацию, когда затушёвывает вполне реальную угрозу, которую банки с Уолл-стрит по-прежнему представляют для экономики США».

Хотя Йеллен начала сворачивать политику количественного смягчения (quantitative easing, QE) и сокращать денежную массу в обращении, Номи Принс (Nomi Prins) в статье «Следующий финансовый кризис будет хуже прошлого» (“The next financial crisis will be worse than the last one,” Truthdig, 29 декабря 2017 г.) указала, что она делала это очень медленно, с минимально возможными снижениями [ключевой процентной] ставки. Принс, ранее входившая в исполнительное руководство Goldman Sachs, отметила: «В действительности ФРС и администрация напуганы тем, что возвращение слишком большого объёма облигаций на финансовые рынки приведёт к активизации распродажи финансовых инструментов, а это может вызвать очередное сокращение доступности кредита и возможную рецессию, не говоря уже об убытках для крупных банков, кредитующих эти корпорации».

Из-за количественного смягчения возникло множество «пузырей», сделав ситуацию гораздо хуже, чем в 2008 г. Оно довело объём долга компаний до уровня, наблюдавшегося перед кризисом 2007 г., отметила Принс. «Обусловленная дешёвыми деньгами ФРС и низкими процентными ставками, сумма задолженности компаний выросла почти вдвое, с докризисного уровня 3,4 трлн. долл. до рекордных 6,3 трлн. долл. И если в прошлом компании использовали часть заёмных средств для вложений в реальный рост, то в этот раз объём корпоративных инвестиций оставался относительно низким. Вместо инвестирования компании кинулись скупать собственные акции, и объём их выкупа вернулся на уровень 2007 г.».

ФРС оказалась перед дилеммой: либо закачать больше ликвидности в «пузырь», либо постараться сдуть его, в результате чего он мог бы лопнуть. В сущности, одновременно делается и то и другое. В то время как ФРС принимает меры по сокращению количественного ограничения, с одной стороны, предложенное Трампом снижение налога на прибыль компаний (на 40%) равносильно четвёртому раунду количественного смягчения, говорит генеральный директор JPMorgan Case Джейми Даймон (Jamie Dimon), по словам которого значительная часть дополнительных средств компаний пойдёт на выплату дивидендов и выкуп акций, что изначально создало «пузырь» корпоративного долга.

При всех разговорах о сокращении денежных вливаний в экономику, отметила Принс, «в этом году баланс ФРС сократился всего на 10 млрд долл. (что эквивалентно погрешности округления). Другими словами, сокращение ликвидности, предоставляемой крупным банкам, оказалось ничтожным. Поэтому, сделала вывод Принс, «2018 год будет годом опасной нестабильности, годом увеличения числа пузырей, надуваемых дешёвыми деньгами, с последующим сдутием и потерей стоимости активов, которая начнётся с рынков облигаций или заёмных средств. <…> Если в 2018 году или позже разразится ещё один финансовый кризис, то он будет хуже предыдущего, поскольку система остаётся в основном нереформированной, банки всё ещё слишком велики, чтобы рухнуть, а ФРС и другие центральные банки по-прежнему контролируют поток средств в эти банки (а через них на рынок), поддерживая низкую стоимость финансирования».

Продолжение


www.larouchepub.com/russian

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Leave a comment