Category: финансы

Fala

"Большая четвёрка" международных аудитовских фирм защищает мошенничество

Преступные махинаторы: «Большая четвёрка» международные бухгалтерские фирмы

Роберт Баруик

23 января 2019 г. — В новом докладе, подготовленном по поручению министра финансов «теневого» кабинета Великобритании, члена парламента от Лейбористской партии Джона Макдоннелла (John McDonnell), предлагается привести в порядок финансовую систему, перейдя в атаку на охранителей коррупции и преступности в банках и крупных компаниях — на международные бухгалтерские фирмы «Большой четвёрки».
   Опубликованный в декабре 2018 г. доклад «Реформирование аудиторской отрасли» (Reforming the Auditing Industry) был подготовлен группой экспертов под руководством бывшего профессора по специальности «Бухгалтерский учёт» Према Сикки  (Prem Sikka), который ранее отвечал на запросы британских парламентариев о банкротствах крупной компании розничной торговли BHS и строительной компании Carillion. В докладе показано: «Большая четвёрка» — PricewaterhouseCoopers (PWC), Ernst & Young (EY), KPMG и Deloitte — более влиятельна и вездесуща в своей преступной деятельности, чем даже мегабанки лондонского Сити и Уолл-стрит.
   Эти четыре фирмы «проводят аудиторские проверки почти всех компаний в Великобритании, крупнейших банков и ведущих корпораций мира», говорится в докладе; независимый австралийский репортёр-расследователь Майкл Уэст (Michael West) в 2016 г. говорил о 98 процентах крупнейших транснациональных корпораций мира. Поэтому «Большая четвёрка» санкционировала незаконную деятельность и фальсификацию бухгалтерской отчётности, распространённые в банковской системе. Они защищали хищническую практику, при помощи которой высшие руководители и крупные акционеры корпораций грабили свои компании ради увеличения собственного личного состояния, зачастую банкротя компании и обирая сотрудников, пенсионные фонды и небольших коммерческих кредиторов. Кроме того, они придумали и контролировали всемирную инфраструктуру и практику минимизации налогов и уклонения от налогов, что в совокупности лишает правительства триллионов долларов и эквивалентного объёма доходов, которые в противном случае могли бы быть израсходованы на услуги и инфраструктуру. Удивительно то, что их никогда по-серьёзному не привлекали к ответственности за их роль в этих финансовых катастрофах, преступлениях и схемах.
   В докладе предлагается ликвидировать засилье «Большой четвёрки» в Великобритании одним ударом при помощи образования государственной аудиторской компании, которая будет получать финансирование от правительства и работать в тесном взаимодействии с органами, регулирующими финансовую систему, при проведении аудиторских проверок всех крупных финансовых компаний, включая банки, строительные общества, кредитные союзы, страховые компании и крупные инвестиционные фирмы. Последствия этой рекомендации выйдут далеко за пределы Великобритании. Она гарантированно приведёт в ярость «Большую четвёрку» и её клиентов по всему миру из-за боязни, что в случае её применения от правительств других стран будут требовать того же. Так получилось, что опубликование доклада и его основной рекомендации совпадает с подготовкой предложения Советом граждан-избирателей Австралии (Citizens Electoral Council of Australia) для генерального аудитора Австралии о проведении независимой аудиторской проверки четырёх крупнейших австралийских банков как о единственном способе получить реальное представление об их финансовом положении в свете снижения стоимости недвижимого имущества, которое используется в качестве залогового обеспечения для большинства их активов.

Фундаментальный конфликт интересов
   Структура бухгалтерских фирм «Большой четвёрки» построена на фундаментальном конфликте интересов. Проведение аудиторских проверок — функция, предписанная государством; по закону отчётность компании должна проходить проверку у внешнего аудитора. Таким образом, бухгалтерские фирмы имеют возможность в каждой стране работать на рынке, существование которого предписано государством. Цель аудита — дать участникам корпоративных отношений (акционерам, клиентам, регулирующим органам и др.) уверенность в финансовой отчётности компании; поэтому безупречность аудита чрезвычайно важна. Однако бухгалтерские фирмы «Большой четвёрки» не только проводят аудит крупных корпораций, но и оказывают этим же самым корпорациям консалтинговые услуги, которые составляют более крупную часть их бизнеса, чем аудит. В целом треть выручки «Большой четвёрки» поступает от аудита, остальное — от консалтинговых услуг. Поэтому их аудиторские проверки нельзя считать независимыми.
   В резюме доклада «Реформирование аудиторской отрасли» сказано: «Аудиторские фирмы погрязли в конфликте интересов и проявили готовность нарушать правила почти любой ценой для увеличения своей прибыли. Последовала непрерывная цепь скандалов, а молчание аудиторов было основным фактором, обусловившим потерю людьми пенсий, работы, сбережений и инвестиций».
   Непрерывная цепь скандалов включает следующие.
   • Carillion, британская транснациональная компания, занимающаяся эксплуатацией объектов и строительством, выиграла множество государственных контрактов. В докладе говорится: «Carillion начала процесс ликвидации в январе 2018 г. У неё было около 43 000 сотрудников (19 500 в Великобритании) и обязательства в размере 7 млрд фунтов стерлингов перед 30 000 небольшими компаниями, большинство из которых потеряют почти всё, что должна им Carillion. Из-за дефицита пенсионной программы (2,6 млрд фунтов стерлингов) сотрудникам придётся потерять часть пенсионных прав. Внеоборотные  активы Carillion составляли 2 163 млн фунтов стерлингов, из них 1 571 млн составлял гудвилл, который не амортизировался многие годы, и это помогло завышать размер прибыли, что было выгодно для руководителей, получавших вознаграждение в зависимости от объёма прибыли. В 2009-2017 гг. долг Carillion вырос на 297 процентов, в то время как стоимость её долгосрочных активов увеличилась лишь на 14 процентов. … С января 2012 г. по июнь 2017 г. Carillion выплатила дивидендов на 333 млн фунтов стерлингов больше, чем получила денежных средств от операционной деятельности. Ничто из этого не вызвало никакого интереса у аудиторов. KPMG проводила аудит компании в течение 19 лет и всегда выдавала ей заключение об отсутствии проблем.
   • Во время финансового кризиса 2007-2008 гг. у всех обанкротившихся британских банков были заключения аудиторов об отсутствии проблем. Британские налогоплательщики в конце концов выложили 1,162 трлн. фунтов стерлингов для их спасения и поддержки.
   • Банк, давший толчок мировому банковскому кризису в сентябре 2008 г., Lehman Brothers, проходил аудиторскую проверку у компании EY, которая утвердила его годовую отчётность в январе 2008 г. и дала положительное заключение о квартальной отчётности 10 июля 2008 г. Lehman Brothers замаскировал свою чрезвычайную уязвимость, обусловленную тем, что его коэффициент финансового рычага превышал 30 к 1, при помощи бухгалтерского трюка: активы стоимостью 50 млрд долл. были проданы как раз накануне окончания года с пятипроцентным дисконтом по соглашению о продаже и обратной покупке, денежные средства были использованы для временного погашения долга, активы были немедленно выкуплены, а долг был опять отражён в отчётности после закрытия счетов. Генеральный прокурор Нью-Йорка обвинил компанию EY в том, что она помогла Lehman Brothers «участвовать в масштабном бухгалтерском мошенничестве».
   Ни британский Совет по финансовой отчётности (Financial Reporting Council), ни Управление финансового надзора (Financial Conduct Authority), ни Служба пруденциального надзора (Prudential Regulation Authority) не изучали ошибки аудиторских проверок и не подавали иски против фирм. В США Федеральная корпорация по страхованию депозитов (FDIC) приняла некоторые меры против PWC, но они ничтожны по сравнению с масштабом проблемы. Причина в том, что у «Большой четвёрки» обширные взаимосвязи с государственными и регулирующими органами. В резко критическом абзаце доклада сказано:
   «Последствием тесных связей и огромного потока кадров через вращающуюся дверь [между бухгалтерскими фирмами и государственными органами] стало то, что сменяющие друг друга правительства потакали фирмам, предоставив им защиту от привлечения к ответственности и оградив от последствий их ошибок. … [Фирмы] прибрали регулирующие органы к рукам. Они нанимают законодателей, бывших и потенциальных министров для продвижения своих деловых интересов.
        Неудивительно, что они оказывали огромное влияние при определении и сохранении правил игры, в которой они являются самыми высокооплачиваемыми игроками. В 2007 г. совокупная выручка фирм «Большой четвёрки» в разных странах мира составляла 89 млрд долл., а к 2017 г. достигла почти 142 млрд долл., это рост почти на 60 процентов. … В 2007 г. их совокупная выручка [в Великобритании] составляла 6 354 млн фунтов стерлингов, к 2017 г. достигла 11 864 млн фунтов стерлингов, то есть рост составил почти 87 процент в период, когда британская экономика почти не росла, а доля рабочих в ВВП упала до исторического минимума 49,14 процентов. В 2017/2018 [финансовом году] средний размер прибыли на
одного совладельца был равен примерно 832 000 фунтов стерлингов в Deloitte, 712 000 фунтов стерлингов в PwC, 677 000 фунтов стерлингов в Ernst & Young и 519 000 фунтов стерлингов в KPMG (увеличился до 601 000 фунтов стерлингов в 2018 г.). Эти показатели отражают рентабельность их капитала на уровне примерно 200 процентов».
   «Реформирование аудиторской отрасли» — пока не политика британской Лейбористской партии, но это вклад в процесс формирования политики. Доклад даёт понять финансовому аппарату страны, что будущее лейбористское правительство Джереми Корбина намерено внести в финансовую систему серьёзные изменения, которые будут иметь последствия для всего мира. Политические партии в каждой стране, которые ратуют за реформу финансовой системы, должны доказать свою серьёзность, приняв принципы и правила, изложенные в докладе.


www.larouchepub.com/russian
Fala

Умер Линдон Ларуш

Линдон Ларуш, 1922-2019
Ушел из жизни американский философ, ученый, политический деятель Линдон Ларуш. Он умер на 97-м года жизни 12 февраля 2019 г., в День рождения Авраама Линкольна – президента, которого Ларуш любил и воспевал в своих трудах.

Те, кто знал и любил Линдона Ларуша, знают, что с его уходом человечество понесло большую потерю. Мы сегодня вновь посвящаем себя делу превращения в жизнь тех великих идей, за которые история будет его помнить.

Полное сообщение от Шиллеровского института можно читать на английском языке здесь.

Сообщение ТАСС.
Fala

Закон Гласса — Стиголла теперь не остановить?

На фоне кризиса вокруг «Дойче Банка» и дебатов в России на тему денежной эмиссии принцип разделения видов банковской деятельности (Закон Гласса Стиголла) важен, как никогда. О нём писали мои коллеги по Шиллеровскому институту Ульф Сандмарк и Хуссейн Аскари в меморандуме «Проект Феникс: тезисы для обсуждения восстановления Сирии» (2015 г.), подчёркивая цель восстановления закона Гласса Стиголла «чтобы кредиты не возвращались в спекулятивные схемы или пирамиды, как это происходит сегодня в банках на глобализованных западных финансовых рынках». Об этом же говорил и Михаил Хазин в комментарии от 26 мая для Stroitelstvo.ru, отстаивая предложения Сергея Глазьева и Столыпинского клуба о создании кредита и отвергая обвинения в том, что они сводятся к простому «запуску печатного станка»: «Если мы не хотим, чтобы у нас инвестиционные рубли шли на валютный рынок, мы должны ограничить валютообменные операции. Для кого их следует ограничить? Нужно ввести аналог закона Гласса Стиголла и запретить банкам заниматься валютными операциями. Банк должен кредитовать реальный сектор».

Как это ни удивительно, обе главные американские политические партии упоминали в своих партийных платформах о целесообразности возвращения к закона Гласса — Стиголла. Об этом статья ниже.


Закон Гласса — Стиголла теперь не остановить?

25 июля 2016 (EIRNS) — В ходе съезда Республиканской партии США, проходившего в Кливленде с 18 июля, СМИ — выразители интересов Уолл-стрит дружно ахнули, столкнувшись с фактом, которого они не предвидели: поддержка восстановления закона Гласса — Стиголла от 1933 г., предусматривавшем разделение коммерческих и инвестиционных банков для защиты банковского кредитования от спекулятивных операций во время Великой депрессии, была включена в качестве одного из основных положений в разработанную партией платформу 2016 г. Закон Гласса — Стиголла был отменен законом Грэмма — Лича — Блайли (Gramm-Leach-Bliley Act) от 1999 г., который впервые за 66 лет разрешил коммерческим банкам объединиться с инвестиционными банками и страховыми компаниями. После отмены закона Гласса — Стиголла банки Уолл-стрит и Лондона ринулись в игру на финансовых рынках, что привело к крупнейшему финансовому обвалу со времен Великой депрессии — мировому финансовому кризису 2007-2008 гг.

Демократы с Уолл-стрит и радикальные республиканцы — сторонники свободного рынка продолжали игру со средствами вкладчиков даже после краха 2008 г. Но сегодня обе крупные политические партии подчинились требованиям своих избирателей и выступили за возврат закона Гласса — Стиголла. Честно говоря, платформы основных партий обычно становятся никчемными бумажками, о которых забывают сразу же после их утверждения партийными съездами. Но сегодняшние обстоятельства необычны.

Крупные американские и европейские банки находятся еще в худшем положении, чем в 2008 г. Тогда протест против масштабной программы спасения крупных банков, объем которой в конечном счете достиг 23,7 трлн. долл., был сдержанным, поскольку лидеры обеих партий согласились с паническими возгласами «Всё пропало!» министров финансов Хэнка Полсона (Hank Paulson) (в администрации Джорджа Буша) и Тима Гайтнера (Tim Geithner) (в администрации Барака Обамы, вступил в должность в январе 2009 г.), а также председателя Федеральной резервной системы Бена Бернанке (Ben Bernanke), и стали претворять в жизнь схему финансового спасения Уолл-стрит.

Сегодня американцы осознали: спасение Уолл-стрит сделало их жизнь более убогой. Они потеряли работу, а если смогли найти новую, то ниже оплачиваемую и менее надежную. Указанный в государственной отчетности уровень экономической активности населения снизился с 65,7% в 2009 г. до 62,7% в настоящее время. Причина не в уходе на пенсию «бэби-бумеров», многие из которых не могут себе позволить уйти на покой, поскольку нулевые процентные ставки, низкие зарплаты и рушащиеся пенсионные программы лишили их устойчивого финансового положения, необходимого для того, чтобы перестать работать. Все больше и больше взрослых людей трудоспособного возраста не учитываются в составе рабочей силы из-за хронической безработицы («отчаявшиеся работники») или из-за того, что так ни разу и не нашли работу.

Включить вопрос о законе Гласса — Стиголла в партийную программу у республиканцев требовали как раз сторонники кандидата в президенты Дональда Трампа. Силы семейства Бушей, потерпевшие сокрушительное поражение, когда во время первичных партийных выборов республиканцев Трамп катком прошёлся по Джебу Бушу, бывшему губернатору Флориды и брату президента Джорджа Буша, не смогли предотвратить включение вопроса о законе Гласса — Стиголла в политическую платформу.

Комитет по разработке платформы Демократической партии принял положение о восстановлении закона Гласса — Стиголла за несколько недель до открытия съезда 25 июля. Возврат к закону Гласса — Стиголла поддержали делегаты — сторонники Хилари Клинтон (несмотря на ее собственные высказывания против него), а также те, кто поддерживал ее проигравшего первичные выборы противника, сенатора Берни Сандерса (Bernie Sanders). На самом деле председатель Комитета по разработке платформы член Палаты представителей Элайджа Каммингс (Elijah Cummings), представитель демократов от штата Мэриленд и лидер «Черного совещания» в Конгрессе, является непреклонным сторонником Хилари Клинтон, но вместе с тем давно выступает и в поддержку закона Гласса — Стиголла.

Лобби Уолл-стрит давно ведет войну даже с малейшими намеками на действия по восстановлению закона Гласса — Стиголла. В 2013 г. группа высокопоставленных лоббистов из Ассоциации американских банкиров — лоббистов системообразующих банков — нагрянула в Атланту (штат Джорджия), чтобы не дать Национальной конференции законодательных собраний штатов (National Conference of State Legislators) принять резолюцию в поддержку закона Гласса — Стиголла после того, как 20 законодательных собраний штатов приняли постановления в поддержку принятия Конгрессом возрожденной редакции этого закона. В 2013 г. Председатель Правления JPMorgan Chase Джейми Даймон (Jamie Dimon) во время встречи с губернатором Техаса Риком Перри (Rick Perry) пригрозил закрыть в Техасе все отделения JPMorgan Chase, ликвидировав 30 000 рабочих мест, если губернатор не выступит против восстановления закона Гласса — Стиголла.

Эта мафиозная позиция подействовала на многих выборных должностных лиц. Но не произвела впечатления на американский народ, и на первичных выборах 2016 г. большинство избирателей отдали голоса за Сандерса или Трампа. При всех различиях сторонников этих двух кандидатов они все донесли одну идею: власть Уолл-стрит в Вашингтоне должна закончиться.

В США, как и в Великобритании во время голосования о выходе из ЕС, манипулирование политическим процессом со стороны Уолл-стрит и лондонского Сити при помощи огромных денежных сумм больше не гарантирует результатов, которые они хотят получить. Это революционный момент в американской политике. И всё же совершенно нет гарантий того, что найдены лидеры, соответствующие настоящему моменту. Неопределенность в отношении результатов выборов сохраняется.

Один проницательный государственный деятель преклонного возраста сравнил выборы нынешнего года с выборами 1948 г. На тех первых прошедших после Второй мировой войны президентских выборах демократы поддержали Гарри Трумэна, республиканцы — Томаса Дьюи (Thomas Dewey), диксикраты (демократы из южных штатов, отколовшиеся от Демократической партии) выдвинули сенатора Строма Термонда (Strom Thurmond), а Прогрессивная партия — Генри Уоллеса (Henry Wallace), бывшего вице-президента при Франклине Рузвельте. Трумэн с минимальным преимуществом выиграл четырехстороннюю гонку. В заголовках крупнейших американских газет даже сообщалось о победе Дьюи, но на следующее утро выяснилось, что победил Трумэн.

Кроме Дональда Трампа и Хилари Клинтон, во всех штатах или в большинстве штатов в бюллетенях будут стоять имена еще двух кандидатов. Гэри Джонсон (Gary Johnson), бывший губернатор Нью-Мексико в течение двух сроков, является кандидатом от Либертарианской партии, Джилл Стейн (Jill Stein) — кандидат от Партии «зеленых». В недавнем опросе в избирательном округе штата Юта Джонсон получил 22% голосов, показатели Трампа и Клинтон немногим лучше.

Пока кандидаты борются друг с другом, проблемы проясняются: поскольку европейские и американские системообразующие банки находятся в очень трудном положении, закон Гласса — Стиголла — один из насущнейших вопросов для США. И некоторые здравые силы в Демократической и Республиканской партиях уже начинают этот факт осознавать.

www.larouchepub.com/russian

Fala

Интервью ТАСС с Х. Цепп-Ларуш - "Перейти от монетаристской экономики к реальной"

Уважаемые читатели!

Поздравляю вас с Днем Космонавтики!

8 апреля 2016 г. агенство ТАСС опубликовало статью(http://tass.ru/ekonomika/3187331), основанную на интервью с основателем Шиллеровского института Хельгой Цепп-Ларуш на полях конференции института в Нью-Йорке (7 апреля) "Построить всемирный наземный мост - реализовать потенциал человечества". Одной из тем, обсуждаемых на конференции было расширение международного сотрудничества в освоении космоса.

Что касается содержания статьи ТАСС, напоминаю что девять лет тому назад, весной 2007 года состоялась московская конференция "Мегапроекты Востока России: Трансконтинентальная магистраль Евразия-Америка через Берингов пролив".
Между тем, в ответ на вечный вопрос "Откуда брать деньги?" обращаю ваше внимание на два последних абзаца, начиная со слов "Специалисты института призывают перейти от монетаристской экономике к реальной".

С уважением,
Рейчел Дуглас
Шиллеровский институт, журнал EIR

Глава Шиллеровского института: РФ и США построят туннель, который свяжет Чукотку и Аляску
8 апреля, 10:11 UTC+3
Наличие туннеля способствовало бы более активной разработке природных богатств как Дальнего Востока, так и Аляски, считает Хельга Цепп-Ларуш

НЬЮ-ЙОРК, 8 апреля. /Корр. ТАСС Иван Пильщиков/. Проект строительства туннеля под Беринговым проливом, который свяжет Чукотку и Аляску, в конечном счете будет реализован, несмотря на существующие политические и финансовые трудности, и принесет значительные выгоды США и РФ.

Уверенность в этом выразила в беседе с ТАСС президент международного Шиллеровского института Хельга Цепп-Ларуш, которая приняла участие в конференции по международному экономическому сотрудничеству, организованной этим научно-исследовательским учреждением в Нью-Йорке.

Цепп-Ларуш констатировала, что идея создания такого подземного сооружения пользуется поддержкой широкого круга международных специалистов. "Вполне возможно, что уже через 20 лет под Беринговым проливом будет ходить сверхскоростной поезд на магнитной подушке или какого-то другого типа, и можно будет доехать из Акапулько в Нью-Дели, и это будет быстрее, чем на корабле, - отметила она. - Этот проект определенно будет реализован в будущем, и он будет способствовать укреплению мира между Россией и США".

Она указала, что наличие туннеля способствовало бы более активной разработке природных богатств как Дальнего Востока, так и Аляски. "Потенциал здесь просто огромен, - подчеркнула глава Шиллеровского института. - Если бы деловое сообщество было лучше осведомлено об имеющихся преимуществах, оно бы более активно подключилось к этому".

Цепп-Ларуш констатировала, что туннель под Беринговым проливом является лишь одним из элементов масштабной транспортной системы под названием "Новый шелковый путь", за строительство которой выступает Шиллеровский институт. Его специалисты предлагают соединить сетью железных дорог практически все континенты.

Специалисты института призывают перейти от монетаристской экономике к реальной. Для этого, по их мнению, правительства государств должны преобразовать международную валютно-финансовую систему, что предусматривало бы, в частности, установление фиксированных обменных курсов, ликвидацию спекулятивных финансовых инструментов, сокращение и в отдельных случаях списание долговых обязательств.

После того, как "площадка будет расчищена", по мнению Цепп-Ларуш, нужно будет предоставить крупные государственные кредиты для развития проектов в области технологий и инфраструктуры, в том числе для "создания евроазиатского коридора развития как основы реконструкции мировой экономики". Учреждение этой системы должны инициировать США, Россия, Китай, Бразилия и Индия, считает Цепп-Ларуш.

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/ekonomika/318733
Fala

Рецензия на фильм «Игра на понижение» - Часть 1

Рецензия на фильм «Игра на понижение»

Всё, что случилось с нами, лишь пролог

11 января 2016 г.

Лучше времени для выхода «Игры на понижение» и быть не могло. Он мощно ворвался и в президентскую кампанию в США, и в надвигающийся новый финансовый кризис. Фильм Адама МакКея «Игра на понижение» позволяет заглянуть в мутный мир грязных финансовых махинаций, который вызвал финансовый крах 2008 г. и снова находится в процессе распада. Фильм хорошо сделан, он и смешной и горький. В нем играют звезды Голливуда, в том числе Брэд Питт, Стив Кэрелл, Кристиан Бэйл, Райан Гослинг и Мариса Томей, которые, надо отдать им должное, погрузились в мир торговли на Уолл-стрит, чтобы создать сильное воплощение бестселлера Майкла Льюиса. Однако монстр Уолл-стрит и в фильме, и в книге показан слишком узко и не вполне точно.

Отмена Закона Гласса — Стиголла 1933 г. в 1999 г. открыла возможности для масштабной финансовой спекуляции, которая является сюжетом фильма и лежит в основе кризиса 2007-2008 гг., вызванного обвалом ипотечного рынка. Закон Гласса — Стиголла, разделивший коммерческие и инвестиционные банки, действовал 66 лет, предотвращая коллапс подобно показанному в фильме. Банковские гиганты Уолл-стрит, от Citigroup до Goldman Sachs, организовали отмену Закона Гласса — Стиголла и создание последующих «пузырей». Этот аспект кризиса не рассматривается ни в книге Льюиса, ни в фильме МакКея, хотя МакКей и завершает фильм призывом «разукрупнить мегабанки». В реальном мире, если Закон Гласса — Стиголла не будет возвращен в ближайшее время и не будет начато восстановление промышленности в духе Линкольна и Рузвельта, вероятность того, что Соединенные Штаты переживут новый крах, невелика.


Плюсы: «крупный вклад «Игры на понижение»

«Игра на понижение» обнажает созданные за последние несколько десятилетий игроками Уолл-стрит гнусные аферы, которым были даны туманные названия, чтобы заманить глупых граждан в смертельные ловушки.

МакКей использовал яркие эпизодические роли голливудских актрис Марго Робби и Селены Гомес, а также знаменитого шеф-повара Энтони Бурдена, для введения в сюжет уморительных персонажей, чтобы быстро рассказать зрителям о тонкостях ценных бумаг, обеспеченных ипотечными кредитами (mortgage-backed securities, MBS), кредитных дефолтных свопов (credit default swaps, CDS), синтетических обеспеченных залогом долговых обязательств (synthetic collateralized debt obligations, CDO и SCDO) и других ведьминых зелий Уолл-стрит. Используя простые элементы, персонаж Райана Гослинга возводит шаткие структуры CDO, а затем обрушивает их, просто убирая несколько фрагментов. Кстати, именно это и случилось. Гомес и ее сообщники увлекают зрителя уморительной сценой за игорным столом, показывая соблазнительность побочных ставок на Уолл-стрит.

Фильм показывает, как «система» заманивала глупых простых американцев в ипотеку, которую они с трудом могли себе позволить, они даже набирали помногу ипотечных кредитов на одного! Стриптизерши подписывались на полдюжины ипотечных кредитов каждая, не имея ни малейшей способности их выплачивать; и всё для того, чтобы банки могли «секьюритизировать» их в ипотечные ценные бумаги и другие инструменты. Мошенники-продавцы облигаций, не моргнув глазом, продавали ценные бумаги, которые были чистым жульничеством.

И как раз когда вы начали представлять себя продавцами облигаций, «играющими на понижение против системы», МакКей заставляет Брэда Питта или Стива Кэрелла показать вам моральные и реальные последствия игры, направленной на развал экономики. Они жёстко описывают масштабную потерю рабочих мест, боль и страдание, которые вот-вот должны были обрушиться на страну.

«Хороших» персонажей в фильме нет. В пёстрой группе финансистов, сообразивших, что ипотечный пузырь и его производные должны были вот-вот лопнуть, вряд ли есть заслуживающие сочувствия люди. В фильме точно показана их решимость пожать плоды своего понимания рынка, чего бы это ни стоило. Как и в любой великой трагедии, в этом фильме нет героев, а есть только очень умные порочные аутсайдеры, стремящиеся «побить систему».


Минусы фильма

Один из прискорбных минусов и фильма, и книги в том, что они показывают финансовые махинации изнутри структуры. Если вы не озираете полную картину извне, то безнадежно запутаетесь в паутине обмана. Подлинной проблемой является характер всей трансатлантической финансовой системы, картелей Великобритании и Уолл-стрит, которые доминируют в западном экономическом мире почти три столетия. Их контроль прерывался только на время американской революции и президентского правления Линкольна и Франклина Рузвельта, а также на короткое время, когда президентом США был Дж. Ф. Кеннеди. В США правят бал такие системные институты, как JP Morgan Chase, Citigroup, Goldman Sachs, Morgan Stanley, Wells Fargo и Bank of America, а также хеджевые фонды, фонды инвестиций в частный акционерный капитал и другие их приспешники.

В последние двадцать лет их самым вопиющим деянием была отмена Закона Гласса — Стиголла 1933 г., который отделил коммерческую банковскую деятельность от инвестиционной банковской деятельности, страхования, хеджевых фондов и других более экзотических операций. Cужение сферы действия закона началось с приходом банкира из Morgan Алана Гринспена на должность председателя Федеральной резервной системы в 1987 г., а завершилось принятием Закона Грэмма — Лича — Блайли от 1999 г. (вообще отменившего Закон Гласса — Стиголла). Через шесть месяцев эти же банки протолкнули Закон о модернизации товарных фьючерсных контрактов в 2000 г. (Commodity Futures Modernization Act), дерегулировавший внебиржевую торговлю деривативами. Последним аккордом была отмена (в рамках Закона Грэмма — Лича — Блайли) нескольких разделов Закона о банковских холдинговых компаниях (Bank Holding Company Act) от 1956 г., который запрещал страховым компаниям входить вместе с инвестиционными банками в состав одной холдинговой компании.

Крах хеджевого фонда Long Term Capital Management в 1998 г. в результате спекуляции деривативами (в том числе российскими ГКО), которая финансировалась за счет кредитов от 55 коммерческих банков-членов Федеральной корпорации по страхованию вкладов (ФКСД), едва не погубил всю систему. В ответ Гринспен залил проблему деньгами, чтобы спасти систему. Когда в 2000 г. лопнул мыльный пузырь интернет-компаний, Гринспен резко понизил процентные ставки, что создало пузырь недвижимости и сопутствующий пузырь деривативов. Под лозунгом «либерализации» шайка воров воздвигла здание «секьюритизации», которое к 2007 г. выросло до сотен триллионов долларов в деривативах, главным образом на балансе банков-членов ФКДС.

Этот механизм и является подлинной темой событий 2005-2008 гг. периода, в котором происходит действие «Игры на понижение». Первые обеспеченные залогом долговые обязательства были созданы Майклом Милкеном (Michael Milken) из Drexel Burnham Lambert в 1980-х гг., до того как его отправили в тюрьму. Первый кредитный дефолтный своп был выпущен по инициативе банкира JP Morgan Блайт Мастерс (Blythe Masters) в 1990-х гг., а синтетическую облигацию, обеспеченную долговыми обязательствами, придумали в Goldman Sachs в середине 2000-х гг., чтобы дополнительно «диверсифицировать риск», т.е. увеличить объём средств в игре.

Создание финансового пузыря в 2000-2008 гг. было организовано банками Уолл-стрит. По словам специалиста по деривативам Дженет Таваколи (Janet Tavakoli), «банки предоставляли продажным ипотечным кредиторам кредитные линии и упаковывали кредиты в частные ценные бумаги, обеспеченные жилищной ипотекой (RMBS), не имеющие гарантий государственных агентств. Крупнейшими ипотечными кредиторами в 2005-2007 гг. были Long Beach (сегодня входит в JP Morgan Chase) с объёмом кредитов 65 млрд долл., Wells Fargo Financial (52 млрд долл.), Chase Home Finance в составе JP Morgan Chase (30 млрд долл.), CitiFinancial (часть Citigroup) с 25 млрд долл. и Wachovia (позже вошедший в группу Wells Fargo) с 17 млрд долл. Countrywide (в настоящее время в структуре Bank of America) была крупнейшим источником низкокачественных кредитов, объём которых составлял 97 млрд долл. JP Morgan, Bank of America и Citibank предоставили кредитные линии, которые сделали крах возможным. Вторым по величине источником низкокачественных кредитов был Ameriquest Mortgage (80 млрд долл.). JP Morgan, Bank of America и Citibank предоставили денежные средства» (Decisions: Life and Death on Wall Street, стр. 29).

Citibank выдал кредитные линии Bear Stearns, а JP Morgan Chase крупные кредитные линии банку Lehman Brothers. У Lehman были кредитные линии объёмом почти 190 млрд долл. от всех крупных американских и иностранных банков для выдачи низкокачественных кредитов и выпуска MBS. Вся эта деятельность была бы запрещена Законом Гласса — Стиголла.

Кроме того, если бы Закон Гласса — Стиголла не был отменён, кризисов в Lehman, Merrill Lynch, Bear Stearns и других т.н. «чистых инвестиционных банках» не было бы. В состав холдинговых компаний всех трех структур входили коммерческие банки-члены ФКСД, и все они рухнули в 2007 г. (Пэм Мартенс (Pam Martens), постоянный автор Интернет-сайта Wall Street on Parade, опубликовала много статей по этой теме, в том числе недавнюю “Larry Summers Lectures Bernie Sanders”). Если бы Закон Гласса — Стиголла применялся, то этим компаниям было бы запрещено заниматься масштабным созданием деривативов и торговлей ими, которая привела к краху 2007 г.

Кроме того, если бы Законом Грэмма — Лича — Блайли не были отменены соответствующие разделы Закона о банковских холдинговых компаниях, то не произошло бы и крушения AIG, которая находилась в центре машины деривативов. По словам Мартенс, «В период кризиса 2008 г. AIG была владельцем AIG Federal Savings Bank члена ФКСД. Кроме того, AIG принадлежала 71 американская страховая компания и 176 других компаний сектора финансовых услуг в разных странах мира, в том числе AIG Financial Products (AIG FP), которая и обрушила всю компанию, продавая кредитные дефолтные деривативы (Wall Street on Parade, 30 декабря 2015 г.).

Окончание

www.larouchepub.com/russian

Fala

Рецензия на фильм "Игра на понижение" - Часть 2

Рецензия на фильм «Игра на понижение»

Всё, что случилось с нами, лишь пролог

Начало


Подлинные творцы «игры на понижение»Goldman Sachs и компания

И в фильме, и в книге Льюиса подчёркнута роль Майкла Бэрри (Кристиан Бейл), Грега Липпманна (Райан Гослинг), Стива Айсмана (Стив Кэрелл) и их сообщников в «обнаружении» порока ипотечного пузыря и в игре против него. Это не так. Все трое начали участвовать в этой деятельности на раннем этапе и учуяли проблему, но они были всего лишь винтиками механизма, основа которого банковский синдикат Уолл-стрит.

Основной вопрос, который задавали Айсман и Бэрри,«кто, будучи в здравом уме», играет на повышение? Кто ставит на то, что пузырь будет раздуваться бесконечно и сможет покрыть все ставки по деривативам? Льюис в конце концов выяснил: таким игроком был ни кто иной как American International Group, AIG гигантская страховая компания. Этот факт не подчёркнут и подробно не рассматривается в фильме, поэтому зрители остаются в неведении.

Айсман, Бэрри, Липпманн и другие были не единственными гениями, сообразившими, в чем дело. Как документально подтвердили многие расследователи, в том числе колумнист New York Times Гретхен Моргенсон (Gretchen Morgenson), Дженет Таваколи, подкомитет Сената США по расследованиям и образованная Конгрессом Комиссия по расследованию финансового кризиса (Financial Crisis Inquiry Commission, FCIC), основные игроки Уолл-стрит, включая Goldman Sachs, Deutsche Bank, Morgan Stanley и их пешку AIG, были в числе инициаторов игры на понижение против жилищного рынка.

При председателе совета директоров Goldman Sachs Генри Полсоне (Henry Paulson), который позже стал министром финансов, банк «с 2004 по 2006 гг. предоставил миллиарды долларов в виде кредитов ипотечным кредиторам; основная часть денег ушла компаниям, выдававшим высокорискованные кредиты,Ameriquest, Long Beach, Fremont, New Century и Countrywide через бридж-финансирование, часто в форме репо. С 2004 по 2006 гг. Goldman выпустил 318 секьюритизированных ипотечных ценных бумаг на общую сумму 184 млрд долл. (около четверти были низкокачественными) и 63 облигации, обеспеченные долговыми обязательствами (collateralized debt obligations, CDO пакеты ипотечных ценных бумаг) на общую сумму 32 млрд долл. Кроме того, в 2004-2006 гг. Goldman Sachs выпустил 22 синтетических, или гибридных, CDO номинальной стоимостью 35 млрд долл.» (доклад Комиссии по расследованию финансового кризиса, стр. 142).

Как показано в фильме, синтетические CDO были сделками на бумаге, включавшие кредитные дефолтные свопы (credit default swap, CDS), а не реальные ипотечные кредиты или ипотечные ценные бумаг. Поэтому они просто были референсными для различных кредитных инструментов и представляли собой ставки на то, будут или не будут погашаться ипотечные кредиты. Игра на повышение означала ставку на продолжение выплат по облигациям, игра на понижение на то, что по облигациям в конце концов будет допущен дефолт, в результате чего игравший на понижение спекулянт получит огромные деньги. Игрок регулярно выплачивал небольшую премию игравшему на повышение (держателю длинной позиции), но длинная позиция приносила большие деньги в случае дефолта по облигации или значительного понижения ее стоимости. Синтетические CDO были референсными ценными бумагами для одних и тех же CDS и MBS много раз. Например, Goldman Sachs использовал одну низкокачественную ипотечную облигацию стоимостью 38 млн долл. в качестве референсной облигации больше чем для 30 синтетических CDO! (Таваколи, стр. 48). Целью этого было создание как можно большего числа ставок, и в случае успешной игры на понижение выплата увеличивалась многократно!

Goldman и другие увидели приближение краха тогда же, когда Бэрри, Айсман и Липпманн. Начиная с 2004 г. Goldman выпустил серию синтетических CDO под названием Abacus и к 2008 г. провел 25 сделок с Abacus. Эти облигации содержали почти ничего не стоящие MBS, обеспеченные проблемными высокорискованными ипотечными кредитами, которые Goldman нарочно включил в свои облигации. Одновременно Goldman стал играть на понижение. То есть он знал, что облигации рухнут, и продавал их своим лучшим клиентам как бумаги с рейтингом «три А», но в то же время для фирмы играл на понижение. Это и было Большой-большой игрой на понижение.

Согласно FCIC, с 2004 по 2007 г. Goldman «упаковал» и продал 47 синтетических CDO, общая номинальная стоимость которых составляла 66 млрд долл. Он заключал сделки и брал до 1,5% с каждого пакета (доклад FCIC, стр. 145). Он играл на понижение и наживался, как бандит, которым и был. Кто оказался в убытке? Как писала Гретхен Моргенсон, «по словам бывших сотрудников Goldman, занимавшихся непосредственно такими сделками, пенсионные фонды и страховые компании потеряли миллиарды долларов на ценных бумагах, которые считали надёжными инвестициями …».

«Одновременная продажа ценных бумаг клиентам и игра на понижение против них из-за того, что, по их мнению, по ним будет допущен дефолт,самое циничное использование кредитной информации, которое я когда-либо видел,заявил Силвейн Рейнс, специалист по структурированным финансам из нью-йоркской компании R and R Consulting. Когда вы покупаете [страховую] защиту от события, к возникновению которого приложили руку, то покупаете страховку от пожара чьего-то дома, а потом поджигаете его» (Morgenson, NYT 23 декабря 2009 г.).

Кассой в этой операции была AIG. По данным доклада FCIC (стр. 139), в 2004 г. AIG была крупнейшей страховой компанией в мире: активы объёмом 850 млрд долл., 116 тыс. сотрудников по всему миру и 223 дочерних структуры. Кроме того, у нее был максимальный кредитный рейтинг «ААА». Она могла привлекать дешёвые заимствования и помещать средства в любую выгодную инвестицию, которую находила. С отменой Закона Гласса — Стиголла в 1999 г. и положения Закона о банковской холдинговой компании, запрещавшего страховым компаниям участвовать в сомнительных операциях с ценными бумагами AIG стала контрагентом и источником финансирования всей схемы.

Основным клиентом был Goldman Sachs, но за финансированием операций с деривативами к AIG обращались многие фирмы с Уолл-стрит. Штаб-квартирой операции стала зарегистрированная в Коннектикуте AIG Financial Products. Это подразделение выпускало кредитные дефолтные свопы, гарантируя долговые обязательства крупных финансовых институтов как в Европе, так и в США. На пике деятельности портфель внебиржевых деривативов AIG составлял 2,7 трлн. долл.

AIG FP была основана в 1987 г. бывшими сотрудниками департамента облигаций Майкла Милкена в фирме Drexel Burnham. Милкен, один из виновников обвала рынка в 1987 г., был создателем высокодоходных «мусорных» облигаций сегодняшних проблемных активов. Его посадили в тюрьму за мошенничество с ценными бумагами в 1990 г. В книге Льюис даёт портрет главы AIG FP Джо Кассано (Joe Cassano), который выдавал разрешение на все выпускаемые AIG кредитные дефолтные свопы, не задавая вопросов. Кассано должен был страховать плохие бумаги, грести деньги для AIG и обеспечивать защиту для самых вопиющих сделок. К сожалению, эта часть общей картины не вошла в фильм.

Согласно докладу FCIC, «крупнейшим клиентом AIG в этом бизнесе всегда был Goldman Sachs, и он постоянно был основным андеррайтером CDO. Кроме того, AIG оформляла страховую защиту на миллиарды долларов для Merrill Lynch, Societe Generale и других фирм…». В 2004-2005 гг. AIG продала защиту по сверхприоритетным траншам CDO стоимостью 54 млрд долл. (в 2003 г. на 2 млрд долл.). В интервью с FCIC один из руководителей AIG охарактеризовал Алана Фроста, отвечавшего в AIG FF за продажу свопов, как «золотого гуся для всей Уолл-стрит» (FCIC, стр. 140).

Как указано в докладе FCIC, AIG создала CDS, «страхующие» все классы активов, в том числе MBS и CDO. Ее бизнес в этих направлениях вырос с 20 млрд долл. в 2002 г. до 533 млрд долл. в 2007 г. Всё это сделала AIG FP, которая не предоставляла никакого обеспечения, оформляя договоры!! В результате 180 млрд долл. средств налогоплательщиков были использованы для финансовой помощи AIG в 2008 г., когда эти ставки в игре рухнули. Goldman и его дружки генерировали инструменты, играли на понижение и заставили AIG играть на повышение и опять никаких вопросов не задавали.

Goldman Sachs был не единственным игроком. Deutsche Bank, пронюхав об игре Goldman на понижение, ринулся в игру на всех парах. И кто же был основным трейдером, которого Deutsche Bank использовал для игры на понижение? Грег Липпманн. Как описывает в своей книге Льюис, Липпманну дилеру облигаций в Deutsche Bank работодатель приказал выкупить кредитные дефолтные свопы у собственного департамента CDO Deutsche Bank! Поэтому портрет Липпманна в фильме не очень точен. Липпманн был блестящим и жёстким трейдером, но Deutsche Bank приказал ему повторять игру Goldman Sachs на понижение.

Deutsche Bank играл видную роль. Он не только сам делал крупные ставки на понижение, но и манипулировал системой, создав механизм выплат по мере наступления страховых событий (“Pay as You Go”), чтобы ускорить выплаты по дефолтным CDO Deutsche Bank и другим игрокам. Morgan Stanley тоже вёл крупную игру против CDO. Он придумал механизм, описанный Моргенсон: игроки на понижение могли делать очень низкие ставки на ипотеку за пределами срока обращения облигаций и получать выплаты долгое время после дефолта по облигациям!


И еще раз о Законе Гласса — Стиголла

Всё это было бы незаконным, если бы не был отменён Закон Гласса — Стиголла и не был принят Закон о модернизации товарных фьючерсных контрактов. Результатом стал самый глубокий кризис после 1929 г. За своё участие в большой игре на понижение его виновники должны были бы пойти в тюрьму, прежде всего Ллойд Бланкфейн из Goldman, Кассано и другие из AIG, д-р Джозеф Аккерман из Deutsche Bank и остальные.

Как было потребовано в ходе слушаний под председательством сенатора Карла Левина в 2011 г., банку Goldman Sachs должно было быть предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления за «введение в заблуждение общества, введение в заблуждение своих клиентов, ложь Конгрессу».

Конечно, ничего этого не произошло. Мы сегодня в разгаре похожего, но гораздо худшего кризиса. Крупные пузыри деривативов сохраняются, такая же грязная игра с деньгами вкладчиков продолжается на этот раз в виде спекуляции сырьевыми товарами, «мусорных» облигаций, обязательств, обеспеченных залогом кредитных активов, и в других формах финансового мошенничества. К чести фильма «Игра на понижение» следует сказать: в финале он совершенно правильно предупреждает именно о таком наступающем крахе и призывает «разукрупнить мегабанки».

Как подчеркивали Линдон Ларуш и журнал Executive Intelligence Review, мы должны вернуться к политике, которая привела страну к вершине мощи в сельском хозяйстве и промышленности и к культурному оптимизму. Она начинается с немедленного восстановления Закона Гласса — Стиголла, чтобы раз и навсегда положить конец кабале Уолл-стрит, и продолжается созданием национального кредитного банка гамильтоновского типа для финансирования многотриллионных проектов развития инфраструктуры и науки как двигателя экономики.


Перевод с английского М.В. Бурковой. Статья опубликована на английском языке в еженедельнике Совета граждан-избирателей Австралии “Australian Alert Service” от 13 января 2016 года.


www.larouchepub.com/russian

Fala

Прошло 25 лет со дня убийства Альфреда Херрхаузена

30 ноября 1989 года убили главу Дойче Банка Альфреда Херрхаузена (в то время Дойче Банк пока не был лидером спекулятивных игр с деривативами). Я считаю,что статья Хельги Цепп-Ларуш "Секретная война экономических диверсантов" (2004 года) остается актуальной. В ней она ссылается на анализ ветерана спецслужб Флетчера Праути:

"Праути говорил, что ключом к объяснению происшедшего служит 11-страничная речь, с которой Херрхаузен должен был выступить неделей позже, 4 декабря 1989 года, в Нью-Йорке, перед Американским советом по Германии. Эта речь так и не была произнесена. В ней он собирался изложить свое видение нового устройства отношений между востоком и западом, которое направило бы всю историю после 1989 года по совершенно другому руслу".

Всю статью можно читать здесь.
Fala

1. Евросоюз - проект Британской империи

Уважаемые читатели! На фоне дебат о политике Украины относительно Евросоюза и глубокого кризиса самого ЕС (в рамках глобального системного кризиса) появился русский перевод ранее неопубликованного исследования А. Дугласа "Европейский Союз - проект Британской империи".

Европейский Союз — проект Британской империи

Аллен Дуглас

Предисловие

1.Британская империя в новом обличье
2.Эпоха Трумэна в Европе
3. Монне и корни глобализации (а)
3.Монне и корни глобализации (б)
4.После войны (а)
4. После войны (б)
5.Монне — автор Римских договоров

Приложение 1. Европейский Союз — дитя англо-голландской парламентской системы
Приложение 2. Мировое правительство олигархии
Приложение 3. Монне и Уэллс — от транспортных картелей к мировому правительству

Предисловие

Предлагаемый вашему вниманию материал был подготовлен в 2008 году с целью выявить подводные камни консолидации Европейского Союза в рамках Лиссабонского договора, подписанного в 2006 году. Эти материалы не утратили актуальности и подробно освещают процесс постепенного создания Европейского Союза как ступеньки на пути к мировому владычеству Британской империи, планы которого вынашиваются со времен окончания Второй мировой войны и осуществляются через финансовую олигархию лондонского Сити и Уолл-стрита.

Совсем недавно, 26 марта 2013 года, лидер социалистической партии Португалии Мануэль Алегре, дважды баллотировавшийся на пост президента, опубликовал статью в журнале Jornal i и обвинил ЕС в создании гигантского концентрационного лагеря по нацистским лекалам, в особенности для стран Южной Европы. Бывший министр экономики Италии Джулио Тремонти в недавно вышедшей книге Uscita di Sicurezza («Аварийный выход») пишет о «финансовом фашизме», навязываемом через Европейский Союз.

«Наблюдаемые в Европе и некоторых других странах мира тенденции, если их не осознать и решительно пресечь, есть лишь начало процесса перемещения реальной власти за пределы республиканской демократии, в сферу неписаного да сегодня и нет нужды оформлять его законодательно — Ermachtigungsgesetzзакона о чрезвычайных полномочиях. Идею правления чрезвычайными мерами в свое время пропагандировал Карл Шмитт и, повторяю, через чрезвычайщину проталкивается новый фашизм, экономический фашизм, «белый» фашизм»[1].

Новый фашизм — прямой наследник фашистских режимов Гитлера, Муссолини и Петена, Франко, и прочих. Чтобы остановить его и спасти его сегодняшние и будущие жертвы — в США и в России в том числе — нужно знать историю его возникновения, знать врага в лицо.

*   *   *   *

Выступая в интернете 10 октября 2007 года, американский политический деятель и экономист Линдон Ларуш заявил: если человечество не хочет на века погрузиться в новые темные века, США должны вернуться к своей системе общественного кредита, заложенной в конституции страны. Опираясь на общественный кредит можно победить смертельного врага всего человечества — Британскую империю, сердце которой в лондонском Сити, духовном наследнике средневековой венецианской «диктатуры международных финансов»[2]. Освободившиеся от чумы Буша/Чейни/Обамы Соединенные Штаты могут вернуться к Американской системе отцов-основателей, идеям президентов Линкольна и Франклина Рузвельта. США тогда смогут создать союз четыре держав — США, России, Китая и Индии, и тем самым разорвать оковы Британской империи, предложив миру Новую Бреттонвудскую международную денежную систему. При таком мироустройстве все страны обеспечат собственный суверенитет, контролируя свой государственный кредит.    

Collapse )

Fala

5. Евросоюз - проект Британской империи

Европейский Союз — проект Британской империи

Аллен Дуглас

Предисловие
1.
Британская империя в новом обличье
2.Эпоха Трумэна в Европе
3.Монне и корни глобализации (а)
3.Монне и корни глобализации (б)

4.После войны (а)

4.После войны (б)
5.Монне — автор Римских договоров

Приложение 1. Европейский Союз — дитя англо-голландской парламентской системы
Приложение 2. Мировое правительство олигархии
Приложение
3. Монне и Уэллс — от транспортных картелей к мировому правительству


5.Монне — автор Римских договоров

    Еще до ухода из ЕОУС 10 февраля 1955 года Монне строил планы более масштабной интеграции Европы, чем позволяло Объединение угля и стали. «Монне продолжал вести разговоры о новом плане, наделявшей Высший руководящий орган гораздо большими полномочиями, чем просто управление резервами угля и стали, предполагалось создание надгосударственных механизмов, роль которых будет решающей в единстве шести стран Западной Европы: транспортное сообщество, атомный и топливный пулы, экономическое сообщество… Падение Мендес-Франса 6 февраля 1955 года [сыгравшего ключевую роль в блокировании Европейского оборонительно сообщества] открывало возможности создания объединенной Европы»[64].

   

Collapse )

Fala

Вокруг скандала с итальянским банком "Монте деи Паски"

Статья моего коллеги Клаудио Челани представляется очень кстати на фоне сообщений о соглашении между правительством РФ и фирмой Голдман Сакс, а также предстоящего на этой неделе мероприятия Комитета за обновление Бреттон-вудса (КОБВ/RBWC — еще один проект кругов пресловутого отца провалившегося проекта «евро» Роберта Манделла) в Москве, на котором ожидается участие представителей банды, о которой докладывается в этой статье.

Монте деи Паски — пятисотлетняя тень над Италией

Клаудио Челани

27 января 2013 года

Агония старейшего банка в мире Monte dei Paschi di Siena еще раз обнажила механизмы преступных действий банкиров, регуляторов и правительства, пытающихся скрыть неплатежеспособность крупнейших финансовых учреждений. В результате в повестке избирательной кампании, разворачивающейся в Италии, становится актуальной тема разделения банковской деятельности в духе Гласса-Стиголла.

Учрежденный в 1472 году банк Monte dei Paschi (MPS или Montepaschi) стоит на грани банкротства — в 2011 году объявленные убытки составили 4,7 миллиарда евро, а за первые девять месяцев 2012 — 1,66 миллиарда. В первый раз финансовую помощь банк получил в 2009 году — 1,9 миллиарда, а сейчас просит (у правительства) еще 3,9 миллиарда евро. Банк Италии одобрил спасение банка и правительство должно обеспечить финансирование, даже ценой высоких политических издержек для премьер-министра Марио Монти на выборах 24-25 февраля.

Всплывающие скандалы

Спасения просят на фоне разгорающихся скандалов. Выясняется, что MPS понес убытки от спекуляций с деривативами и покрывал эти убытки новыми ставками, жульничал с данными текущего учета. В частности, прокуратура расследует два контракта с деривативами — убытки от ставок по «Проекту Санторини» и «Александрия», с участием Deutsche Bank и Nomura, соответственно, увеличившие потери банка, которые были перенесены на будущее, что позволило управляющим MPS скрыть эти факты в отчетности. Есть основания полагать, что это только вершина айсберга.

Проблемы у Montepaschi начались в 2007 году, когда он купил банк Antonveneta за 10,3 миллиарда евро, и стал третьим по величине итальянским банком. История с Antonveneta — одна из самых темных в новейшей банковской истории Италии. Это был коммерческий банк, обслуживавший предпринимателей и частных лиц в северо-восточном регионе Италии, для которого характерна высокая концентрация промышленности. Сначала банк продали голландскому тяжеловесу ABN Amro за три миллиарда евро, несмотря на энергичные протесты главы итальянского центрального банка Антонио Фацио. Фацио обвинили в связях с главарями организованной преступности, заставили уйти в отставку, а потом и вообще посадили в тюрьму. На его место пришел Марио Драги, позднее возглавивший Европейский центробанк.

Collapse )

Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR от 1 февраля 2013 года.

www.larouchepub.com/russian




[1] Клаудио Челани, “The Multiple Personalities of Italy's Premier Giuliano Amato,” EIR, 11 августа 2000 г.